Очерки и исследования по истории русской музыки

Отношение композитора к заимствованному материалу быиаст различным. Иногда он сохраняет оригинал и почти неприкосновенном виде, ограничиваясь только необходимыми ритмическими изменениями и добавлением стандартных заключительных формул, явлиюшнхея принадлежностью этого тайна. Такие полонезы носят характер скорее аранжировок, чем самостоятельных авторских обработок. В других случаях заимствованная тема служит Козловскому лишь исходным моментом, и он развивает се. дополняет собственным материалом, создавая род свободной парафразы.

Начиная с первых лет XIX века жанр полонеза прочно утверждается на русской почве. Наряду с торжественными, парадными полонезами, которые звучали в обстановке официальных государственных празднеств или пышных аристократических балов, создавалось и печаталось огромное количество полонезов более скромных по масштабу и по средствам изложения, предназначенных по преимуществу для салонного любительского музицирования. Утверждается некий стандарт, по которому они с большой легкостью могли быть сочинены и любым музыкантом ремесленного типа, и светским •,пп;;1с::г ■'ом. пробующим свои силы в композиции. Среди этой массы безличной и бессодержательной продукции полонезы Козловского выделяются не только профессиональной уверенностью письма, но и особым характером выражения. Та нота элегической скорби, а иногда и драматизма, которая сближает Козловского с его польскими современниками, не свойственна полонезам других авторов, в изобилии поставлявших произведения этого рода для русской музицирующей публики. И если полонезы Козловского уступают полонезам Огнньского в смысле мелодической свежести н непосредственности вдохновения, то по своему внутреннему змоционалыюму строю они имеют много общего с сочинениями его ученика и друга. В них слышится порой та же благородная патриотическая скорбь, печаль о своей растерзанной н порабощенной роднне. Эти настроения с особой силой были выражены композитором в его проникновенном реквиеме, посвященном памяти польского короля Станислава Августа Понятовского и исполнявшемся во время его похорон в петербургской католической церкви 25 февраля 1798 года с участием выдающихся итальянских певцов. Патриотические мотивы звучат и в театральной музыке Козловского, принимая здесь иносказательную форму. Живя в Петербурге. Козловский не переставал чувствовать себя поляком и не отрывался от родной национальной почвы. Убедительным свидетельством этого являются его полонезы. Наряду с Михаилом Клеофасом Огнньским Козловского следует считать одним из создателей того нового типа полонеза предромантической поры, о котором пишет видный польский музыковед в цитированной выше работе.

В русской музыке этот тип полонеза получил дальнейшее развитие не в сфере салонной или концертной фортепианной литературе, а в области лирического бытового романса и отчасти оперы. У композиторов, принадлежавших к поколению Глинки — Верстовского, Варламова, Гурилева и других, мы находим целый ряд меланхолических по тону, задушевно-лирических вокальных пьес, напнеапиых в форме полонеза. Одним из наиболее ярких и характерных образцов является печальный хор томящихся взаперти русских-девушек в «Лскольдовой могиле» Верстовского.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">