Дальнейшее изучение канта должно идти по линии уточнения его жанровой специфики и взаимоотношения с другими одновременно бытовавшими несенными жанрами, дифференциации различных его исторических типов. До сих пор кант рассматривался как единое целое, в его устойчиво сложившихся формах, причем исследователи обращались по преимущестпу к сравнительно поздним сборникам середины XVIII века. Между тем. несмотря на постоянство некоторых общих жанровых признаков и на длительное бытование отдельных его образцов, кант не оставался неизменным на всем протяжении своего существования.

1 Ф ни д ей лен Н. Ф. Очерки но истории музыки в России с древнейших времен до конца XVIII века в 2-х т. т. 2. М.—Л.. 1929, с. 188. <В дальнейшем сокращу Очерки).

1 Очерки, т. I. гл. 9 и т. 2. гл. 18.

1 Канту посвящены специальные разделы в трудах Т. II. Ливановой: Очерки и материалы по жгторнн русской музыкальной культуры. At,

1938; Русская н)1ыкальная культура XVIII века. т. I. М.. 1952. В виде приложении к последнему опубликован (с некоторыми сокращениями) одни иэ рукописных сборников XVIII века.

Многолетние фундаментальные изыскания советского литературоведа А. В. Позднеева, подробно изучившего и проанализировавшего более 200 рукописных сборников разного-возраста и различного состава, позволяют воссоздать достаточно полную и точную картину исторического развития канта как особого вида «книжной песни», представлявшей собой нечто среднее между народной песней и «виршевой» поэзией, предназначавшейся для чтения Позднеев подчеркивает, что «книжная песня в XVII—XVIII веках была особым, отдельным и равноправным видом поэтического творчества рядом с фольклором и чисто словесной поэзией»2. При этом сфера распространения данного рода произведений, как отмечает исследователь, была в конце XVII и начале XVIII века гораздо шире, нежели стихов, создававшихся только для чтения, которые оставались известны очень небольшому кругу людей.

Принято было считать старейшим памятником этого жанра «Рифмотворную псалтырь» Симеона Полоцкого, положенную на музыку Василием Титовым в начале 1680-х годов. Фипдейзен полагал, что «Титов может считаться творцом нового в Москве вида музыкальной композиции — упомянутых раньше кантов и псальмов, которые имели назначение служить домашней, комнатной музыкой, т. е. до известной степени светской, хотя и писавшейся на духовные и душеспасительные тексты»3. Аналогичное мнение было высказано затем Ливановой, утверждавшей, что «историю русских кантов следует вести, в сущности, с появления «Псалтыри царя и пророка Давида рифмами переложенной» Симеона Полоцкого с музыкой Василия Титова, то есть с 1680 года»4.

1 Обшне выводы Д. В. Иозднсевя кратко изложены в работе «Рукописные песенники XVII—XVIII исков» (см.: Ученые записки Московского заочного педагогического института, т. I. М.. 1958). Кроме того, ему принадлежит еше ряд публикаций по отдельным вопросам, связзнным с развитием русской песенной поэзии в XVII и начале XVIII века.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">