1 Не издано. Рукопись в библиотеке Московской консерватории.

г Беляев В. М. Раннее русское многоголосие.—«Studia memoria Belae Bartok sacra». Budapest. 1956; Древнерусская музыкальная письменность. M.. 1962; Успенский H. Д. Древнерусское певческое искyc-М" ,965; иэд- 2*е- 1971 ; Скребков С. Русская хоровая музыка Avil — начала XVIII века. М., 1969.

■трального интонирования. Поэтому Бражников счел необходимым внести в свои расшифровки некоторые коррективы, основываясь на предположении о существовавшей в практике древнерусского певческого искусства системе транспозиции, которая позволяла в определенных случаях повышать или понижать отдельные голоса на тот или иной интервал1. Это положение было развито и продемонстрировано на конкретных образцах Скребковым2. Применение данного принципа

.даст в ряде случаев убедительные результаты, но не разрешает всех «загадок» строчного пения.

Число памятников знаменного многоголосия невелико, причем все они относятся к исторически очень ограниченному промежутку времени от 80-х годов XVII века примерно до 1720 года. Вряд ли поэтому можно говорить о строчном или о демественном многоголосии как о явлениях высокоразвитой самобытной культуры многоголосного пения, имевшей глубокие корни на русской почве. Скорее это был результат своеобразного компромисса между гармоническими основами партесного пения и чисто мелодическим мышлением певцов, воспитанных на средневековой русской монодии. Здесь сталкивались два различных по своей природе типа музыкального мышления. Этот конфликт приводил к возникновению весьма противоречивых художественных произведений, которые оказывались в большинстве случаев нежизнеспособными и были вскоре забыты, не оставив сколько-нибудь заметного следа в музыкальном сознании русских людей.

Значение XVII века, особенно второй его половины, в истории русской культуры часто сравнивалось с исторической ролью Ренессанса на Западе. Уходила в прошлое эпоха средневековья с ее системой жестких догм и ограничений, тяготевших над человеческой личностью, авторитарностью мышления, безусловной властью традиции, освященной христианским вероучением,—наступало новое время. Это перелом получил отражение во всех областях жизни и творческой деятельности. Но глубокие, коренные сдвиги, происходящие в русской художественной культуре XVII века, назревали

1 Как показал украинский исследователь А. В. Конотои. эта система применялась и в пятнлинейной «киевской» нотации (см.: Конотоп А. К вопросу о расшифровке певческих пятилинейных памятников XVII века.—«Советская музыка». 1973, Л? 7).

г Скребков С. Указ. соч., с. 51—53.

уже раньше. То новое, что появляется в этом веке, подготавливалось по крайней мере с середины предыдущего столетия. Я позволю себе еще раз сослаться на того автора, слова которого были приведены в самом начале этого очерка: «Никогда раньше ни один век не был таким предчувствием следующего века, как ХУ1-Й. Это объясняется тем, что потребность в Ренессансе назрела, несмотря на все препятствия к его развитию. Устремленность к этому Ренессансу, появившаяся еше во второй половине XV в., была отличительной чертой XVI века»1.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">