Из всего, что было написано в те годы о значении творчества Чайковского, лучшим н самым содержательным является статья Н. Я. Мясковского «Чайковский и Бетховен», напечатанная в «Музыке» в 1912 году. Самое сопоставление имен этих двух композиторов в заголовке статьи должно было многим показаться неожиданным и даже вызывающим,— настолько оно противоречило распространенному тогда взгляду на Чайковского, как на «приземленного» пассивного лирика, не поднимающегося ни до широкой философской проблематики общечеловеческого масштаба, ни до большой глубины и силы психологического выражения.

Избегая прямой полемики. Мясковский пишет об удивляющем его и даже «доводящем до негодования» отношении к великому русскому композитору той «музыкальной знати», которой «Чайковский никак не может прийтись ко двору», несмотря на то. что широкая масса слушателей любит его музыку и «всегда поддается обаянию его звуков» '.

Поводом для появления этой статьи послужило проведение С. А. Кусевицким в сентябре 1912 года в Москве, а затем в Петербурге, цикла из четырех концертов, посвященных творчеству Чайковского. Этот цикл вызвал и ряд других откликов в печати. Среди них выделяется большая статья Ю. Д. Энгеля, в которой высказан ряд верных н глубоких мыслей о симфонизме Чайковского, развитых затем Мясковским. Напоминая о том, что предыдущий сезон Кусевнцкий открыл бетховенским циклом, Энгель считает такую последовательность вполне правомерной, не только потому, что Чайковский утвердил равноправие русского музыкального искусства с западноевропейским — «но потому прежде всего, что Чайковский — прирожденный великий симфонист, сделавший для симфонии больше, чем кто бы то ни было из русских композиторов». «Да и русских ли только (если взять эпоху после Бетховена)?» —добавляет автор статьи. Чайковскому, по его мнению, принадлежит совершенно особое н исключительное место среди тех великих композиторов, которые смогли в поел ебетхо вене кую пору сохранить форму симфонии живой, действенной и наполнить ее новым волнующим содержанием: «Тесные» рамки симфонии, этой сложнейшей, веками созданной формы музыкального воплощения «многообразия в единстве», в его руках оказались необычайно гибкими, способными к новым могучим вмещениям духа живого». В противовес утверждениям об устарелости музыки Чайковского, ее несоответствии новым запросам времени, Энгель решительно заявляет: «Чайковский из тех гениев, которые опережают свой век, которых вполне постигают только следующие поколения... Подобно Чехову он отразил в своих созданиях целую полосу жизни, и именно рус-

«кон жизни». В заключение критик высказывает уверенность, что полоса нынешней реакции против Чайковского будет непродолжительной и уступит место новой эпохе — «эпохе синтеза, когда утверждение и отрицание примирятся и создадут окончательное, проверенное опытом разночувствуюшнх поколений отношение к Чайковскому»1.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">