Единодушие в признании выдающегося художественного значения скрябинского творчества не исключало острых принципиальных споров о направлении его развития, об основах музыкального языка и стиля композитора. Споры о Скрябине принимают особенно острую форму с конца 900-х годов.

В начале 1909 года в Москве состоялся цикл скрябинских концертов, в которых были исполнены произведения разных лет его творчества, включая последнее из его крупных сим фонических созданий—«Поэму экстаза». «Неделя эта.— писал московский корреспондент «Русской музыкальной газеты» Г. П. Прокофьев,— переворошила весь наш музыкальный муравейник, вызвала горячие толки и заставила еше раз попытаться отдать себе отчет в том, что такое творчество Скрябина н куда оно нас ведет»*. Еще более резкое столкновение мнений вызвал «Прометей», впервые исполненный в Москве 2 марта 1911 года, а несколькими днями позже в Петербурге. Если часть критики отнеслась к «Прометею» как к высшему проявлению творческого гения Скрябина, то некоторые из критиков открыто признавались в сво ем двойственном впечатлении от этого нового его создания.

1 «Северные записки». 1915. № 2. с. 100.

» «Русская музыкальная газета», 1909. м 9/10. стб. 258.

«Тюнеев Б. «Прометен» Скрябина.—«Русская музыкальная газе та». 1911. М 13. стб. 339 ж —

» Г. П.—В. Скрябинская неделя. — «Русская музыхальная газета».

1909. 10. стб. 275.

Среди первых наиболее видная роль принадлежала Каратыгину. В темпераментной, страстно-полемической статье «О музыкальной критике вообще, о критиках Скрябина в частности и его «Прометее» в особенности» 1 Каратыгин обрушивается на всех авторов, высказавших тс или иные критические замечания но поводу этого произведения, не допуская никаких сомнений в правомерности пути, по которому пошел здесь композитор.

Увлечение новаторскими открытиями позднего Скрябина приводило Каратыгина иногда к недооценке предшествовавших этапов его творчества. В рецензии на первое петербургское исполнение «Прометея» под управлением Куссвнцкого критик писал: «Недалеко то время... когда ими Скрябина как талантливейшего представителя русского модернизма, золотыми буквами вписано будет на скрижали отечественной истории музыки. Но вот что ужасно; до какой степени проигрывает каждое произведение Скрябина по сравнению с последующими...* Исполненная рядом с «Прометеем» Вторая симфония производит впечатление — страшно сказать — «поэмы воды»3. Эту мысль Каратыгин постоянно, настойчиво подчеркивал и в дальнейшем, утверждая, что предшествовавшие «Поэме экстаза» произведения Скрябина имеют значение лишь как «несовершенные эмбрионы» его позднейших, вполне оригинальных и зрелых композиций.

Иная позиция выражена в статьях Ю. Д. Энгеля, который в целом очень нысоко оценивал Скрябина, относя его к «замечательнейшим талантам» новейшего музыкального искусства, но не мог безоговорочно принять его произведений последнего творческого десятилетня. Весьма характерны как по содержанию, так и по тону, две большие статьи этого критика, посвященные московским премьерам «Поэмы экстаза» и «Прометея». В них Энгсль непрерывно колеблется между невольным подчинением огромной силе и выразительности скрябинской музыки и столь же неодолимым протестом против того психологического, образно-эмоционального содержания, которое она в себе несет. Он борется не только с чуждым ему направлением творчества позднего


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">