Оставляя в стороне все эти неточности и произвольные умозаключения, важно подчеркнуть, что Каратыгин, рассматривая те новейшие музыкальные течения, которых он касается в этой статье, как закономерный продукт общего исторического развития, отнюдь не относится к ним безраздельноапологетически. Он высоко оценивает творческие достижения выдающихся музыкальных мастеров современности, горячо увлекается их оригинальными художественными открытиями и находками, но не затушевывает и ущербных сторон этого нового искусства Каратыгин был убежден, что дальнейшее развитие искусства должно будет пойти по иным путям, и часто высказывал мысль о необходимости глубокого, коренного обновления в музыке. Надежды на это обновление оч связывал не с теми композиторами, о которых идет речь в рассмотренной статье, а < другими, более молодыми фигурами, выдвигающимися и России в период кануна Великой Октябрьской революции.

900-е годы были периодом творческого расцвета многих крупных русских композиторов, сформировавшихся еще в предшествующем столетии, и выдвижения разнообразных по своим художественным устремлениям молодых композиторских сил. Появление последних опер Ричского-Корсакова, Восьмой симфонии Глазунова, монументальной кантаты «По прочтении псалма» и камерных инструментальных сочинений Танеева - все это были выдающиеся события музыкальной жизни, которые широко обсуждались в печати. Критика внимательно следила за творческим развитием С. Василенко, Н. Черепнина, Р. Глиэра, М. Штсйнберга, позднее выдвигающихся М. Гнесина, А. Крейна, А. Александрова. В. ОЧерба-чева и других представителей тогдашней композиторской молодежи, по разному оценивая их нскання и успехи.

Но при всем обилии и пестроте явлений, находивших ту или иную оценку на страницах музыкальной прессы, можно выделить немногие основные «узлы полемики», стягивавшие в себе важнейшую проолсматику дореволюционной русской музыки. Один из таких узлов завязывается около творчества Скрябина, Рахманинова и Метнера — трех выдающихся композиторов, которым принадлежала ведущая роль в русской музыкальной культуре первого десятилетия нашего не к « Второй «узел полемики» был связан с триадой имен, привлекающих особенное внимание в начале следующего десятилетня: Стравинский, Прокофьев, Мясковский. В оценке и понимании творчества этих композиторов проявлялись сложны'.' взаимоотношения и борьба общих эстетических тенденций, характеризовавшие развитие русской музыки и рассматриваемую нору.

Когда Каратыгин писал в 1915 году в статье «Новейшие течения в русской музыке», что Скрябин является «властителем дум» всего молодого поколения русских композиторов ', то он высказывал то. что уже давно получило общее признание в музыкальных кругах. Скрябин признавался крупнейшим из современных русских композиторов, а часто и величайшим музыкантом нового времени вообще. «Русская музыкальная газета», отмечая, что в музыке Скрябина «слышится гордая, протестующая славянская душа, сбрасывающая оковы музыкальных условностей», писала: «Скрябин ское творчество... является на наш взгляд предуказанием той дороги, по которой может пойти далее русская музыка»1. На столбцах того же ор!ана Б. Д. Тюнеев характеризовал крупные симфонические произведения Скрябина — «Божественную поэму», «Поэму экстаза», и «Прометей», как «этапы современного нам прогресса музыки»*.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">