В течение длительного времени (1897—1914) Кнорозовскнй возглавлял музыкальный отдел журнала «Театр и искусство», систематически выступая на его страницах в защиту Скрябина, Малера, Дебюсси, Р. Штрауса, настаивая на широкой пропаганде творчества этих композиторов и других, выдающихся музыкантов-современников. Характерны, например, следующие его строки по поводу знаменательного сопоставления в программе одного из концертов Кусевиикого имен Р. Штрауса, Дебюсси и Скрябина: «Можно сколько душе угодно ругать отдельного художника, творческая манера которого противна нашим навыкам и вкусам. Но когда видишь, что на разных концах земного шара художники разной силы одаренности, разных темпераментов и мироощущений задаются одними и теми же идейными стремлениями, нельзя более брюзжать и брызгать бешеною слюною. Нужно вдуматься, вникнуть в корень вешей, осмыслить явление. Надо понять смысл и значение совершающейся эволюции»

В обзоре основных представителей русской музыкальной критики предреволюционного периода необходимо упомянуть имена еще некоторых деятелей, игравших большую или меньшую роль в происходившей на музыкальном фронте идейно-художественной борьбе, в отстаивании нового и защите передовых традиций отечественного музыкального наследия. Таков сын композитора А. Н. Римскнй-Корсаков, основатель и редактор журнала «Музыкальный современник», сумевший привлечь к участию в этом печатном органе крупнейшие музыкально-научные и публицистические силы того-времени. Среди постоянных сотрудников журнала мы встре-

1 «Театр и искусство», 1911, д» 45, с. 861. В. Г. Каратыгин писал в векрологе Кнорозовского: «По общему характеру своих музыкально-художественных воззрений И. М, был эклектиком... Ио тот же И. М. очень определенно отстаивал многие гармонические н колористические находки Штрауса и страстно защищал Скрябина от нападок многочисленных врагов его искусства» («Речь». 1914, 15 сент.).

■чаем имена В. Г. Каратыгина, А. В. Оссовского, Ю. Д. Энге-ля, с 1916 года в нем печатался Асафьев.

В самом подборе сотрудников проявилась характерная для Римского-Корсакова позиция терпимости и широты вкусов, которую он сам формулировал в передовой статье первого номера как «культурное любвеобилис», что не совпадает, по его словам, с «безразличной широтой эклектизма», а является результатом «богатства и разносторонности художественного опыта»1.

Убежденный хранитель традиций «новой русской школы» А. Н. РимскнЙ-Корсаков примыкал к той группе молодых учеников и последователей его отца, которые гораздо смелее и решительнее самого «метра» шли навстречу новаторским исканиям наступающего столетня. Так его восторженное отношение к Скрябину было одним из источников постоянных споров и раскола в семье Римских-Корсаковых и кружке близко стоявших к ней музыкантов2. Позже А. Н. Римский-Корсаков упрекал руководителей беляевских концертов в отсутствии у них необходимой «веры в молодежь»3. Однако далеко не все новое встречало у него самого сочувствие и поддержку. В цитированном уже программном вступлении «От редактора» к первому номеру «Музыкального современника» он писал, как об одном из тревожных «знамений времени», о «некотором избытке в увлечениях последним словом русского музыкального искусства». «Не в этом ли спросе на «новое». — спрашивает Римский-Корсаков по сути чисто риторически—коренится вид упадочного искусства, который можно назвать «новаторством нарочитым» и в котором приходится видеть грех далеко не одного лишь русского искусства»4.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">