Ц. Л. Кюи прекратил свою музыкально-критическую деятельность в 1900 году и в дальнейшем лишь изредка, эпизодически выступал в печати но тем или иным случайным поводам. Но если боевой дух «кучкизма» был утрачен Кюи уже задолго до того, как он выбыл из числа «действующих» музыкальных критиков, то для читателей 900-х голов он тем более не мог быть авторитетным представителем «шестидесят-нических» традиций русской музыки. Его выступления против музыкального «модернизма», написанные в поверхностной •фельетонной манере2, далеки от серьезной, обоснованной критики и производят впечатление раздраженного старческого брюзжания.

До начала второго десятилетня XX века активно продолжал выступать в печати Н. Д. Кашкин. Вдумчивость, серьезность и принципиальность оценок, являющиеся характерными чертами этого критика, свойственны и его статьям 900-х годов. Кашкин остается горячим приверженцем и пропагандистом русской музыкальной классики. С глубокой симпатией отнесся он и к ряду новых творческих явлений начала столетия (Рахманинов, Скрябин раннего и среднего периода). Но многое » музыке этих лет осталось ему чуждым и непонятным. Это и было причиной того, что после 1910 года он добровольно сходит со сцены как музыкальный критик, посвящая себя в основном музыкально-просветительной деятельности. Сам Кашкин писал в ответ на обращение к нему редакции «Музыкального современника»: «Пишущий эти строки и по возрасту своему, и по деятельности — весь принадлежит прошлому, отчасти даже довольно отдаленному от нашего времени. Из этого обстоятельства легко вывести заключение, что старцу, коренящемуся в очень далеком прошлом, пожалуй, не могут быть доступны и понятны новейшие? стремления к открытию новых путей в искусстве, а посему ему и судить о них не следует...» 1

Тому же прошлому, о котором говорит здесь Кашкин, в значительной степени принадлежал и С. Н. Кругликов. В начале 80-х годов он выступил в московской печати как боевой защитник идей «могучей кучки» и пропагандист еще малоизвестных тогда в Москве композиторов «новой русской школы». Ранние выступления Крутикова были отмечены резко выраженной односторонностью взглядов, унаследованной им от старших представителей «кучкистской» критики — Стасова н Кюн. Со временем позиции Крутикова становятся более широкими и гибкими, что давало даже повод иногда упрекать его в эклектизме. Он сам признавался в том, что его отношение ко многим музыкальным явлениям претерпело значительную эволюцию, подчеркивая при этом полную свободу своих суждений, их несвязанность никакими групповыми интересами: «Музыкальное сектантство мною пережито и оставлено. Для меня все хорошо, что хорошо. Что талантливо. Талант— все. Лишь бы «он» горел, согревал, освещал»*.

В этих словах — весь Кругликов с его острой восприимчивостью, горячностью отношения к искусству, способностью легко увлекаться и желанием увлечь других тем. что произвело на него самого живое и яркое впечатление. Самый тон его критических высказываний в 900-е годы значительно изменяется. Если в молодости ему были свойственны черты иронической язвительности и мелочной придирчивости, напоминающей манеру Кюи. то поздний Кругликов гораздо доброжелательнее и с радостью отмечает положительное, понравившееся ему в каждом явлении.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">