Маститый В. В. Стасов, до конца жизни не утративший боевого духа и продолжавший со всей страстью молодых лет отстаивать эстетические идеалы демократического «шестидесятничества», опубликовал в сентябре 1906 года свою последнюю статью о музыке, проникнутую типичным для него полемическим тоном Несмотря на то, что многое в искус-

1 Стасов В. Дружеские починки (по поводу 50-летия со дня •смерти Шумана и статей Коптяева и Иванова).—«Страна», 1906. 28 сент.

стве начала XX века осталось чуждым и непонятным Стасову, он не был, глух ко всему новому. Достаточно напомнить о том, как восторженно отнесся он к Третьей симфонии Скрябина, с которой познакомился всего за несколько-месяцев до своей кончины '.

Не соглашаясь и споря со Стасовым, представители новых художественных течений начала столетия с неизменным уважением относились к личности замечательного критика-трибуна и высоко оценивали его роль в развитии русского искусства. В. Г. Каратыгин писал в связи с десятилетием смерти В. В. Стасова, как бы отвечая на выдвигавшиеся против него обвинения во вреде и ущербе, причиненными делу эстетического прогресса: «Стасовский период в истории русской критики ничего не погубил, ничему не заказал дальнейших путей развития, но он много способствовал освобождению русского искусства от всяческой условности, фальши и мертвечины... Не будь Стасова, — кто знает по каким путям пошло бы русское искусство...»2.

В начале 900-х годов заканчивает свой путь Г. А. Ларош, являвшийся антагонистом Стасова в русской музыкальной критике второй половины XIX века. Его позиции также не претерпели существенных изменений, начиная с первых печатных выступлений в 60-х и 70-х годах. Ларош оставался убежденным «антивагнерианцем» и «антикучкистом», считая, что-все развитие музыки в послебетховенскую эпоху пошло по ложному пути.

Эстетические воззрения Лароша привели его в последние годы к частичному сближению с группой «Мир искусства». Однако эта близость была, в сущности, весьма поверхностной и относительной. Ларош никогда не проявлял интереса к новым художественным течениям, пропагандировавшимся «мирискусниками», так же как эти последние не могли питать сочувствия к основному направлению его музыкальных взглядов и симпатий. По общему строю мышления и характеру критических оценок он оказывался даже более далек молодым «модернистам» того времени, нежели Стасов, отталкивавший их непреклонной прямолинейностью своих суждений и требований к искусству. Это отношение к обоим критикам в оригинально-парадоксальной форме выразил В. Г. Караты-

1 См. письмо В. В. Стасова композитору от 28 февр. 1906 г. —В кн.: А. Н. Скрябин. К 25-летию со лня смерти. М— Л.. 1940. с. 231.

* Вячеславов В. Памяти В. В. Стасова.—«Искусство». 1916, № 2. с. 15.

тин: «Стасов совсем не понимал, как надо понимать музыку, но он великолепно понимал самое музыку: ведь вес пропагандированные им русские композиторские имена ныне признаны историческими величинами. Наоборот. Ларош отлично понимал, как надо понимать музыку, но к величайшему сожалению этот высокообразованный музыкант совершенно не понимал самой музыки, не чуил ее запросов, ее жизни и развития»


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">