Первые шаги нового театра были встречены с сочувствием. В связи с премьерой «Евгения Онегина», поставленного к открытию Музыкальной драмы П декабря 1912 года, один из критиков писал о начинающемся «рассвете в оперном деле»1. В. П. Коломийцев отмечал, что «театр ступил на верный, притом на единственно верный путь», первый спектакль, по его словам, в целом «оставил весьма отрадное впечатление» *. Критические оговорки, касавшиеся некоторых режиссерских «перехватов» и произвольных музыкальных нюансов, не меняли общей положительной оценки. «Ошибки и увлечения новизной можно исправить в будущем.— замечал автор рецензии, помещенной в «Русской музыкальной газете», — взяться же за освещение и исправление современного оперного спектакля давно пора»3. Возвращаясь через некоторое время к тому же спектаклю, этот критик писал, что Театр музыкальной драмы попытался сделать в отношении «Евгения Онегина» Чайковского то, что до сих пор делали только исполнители отдельных ролей, «например, Л. В. Собинов—идеальнейший Ленский», то есть очистить оперу от наслоившихся штампов, вернуть ей ее подлинный поэтический смысл4.

То новое, что показала Музыкальная драма в своем первом спектакле. В. Г. Карытыгин кратко определял, как «перенесение принципов театра Станиславского на оперную сцену»

Следующая постановка театра — «Мейстерзингеры» Вагнера — была единодушно признана выдающейся удачей. А. П. Римский-Корсаков оценил ее как «настоящее событие в нашей музыкальной жизни и, без сомнения, высшую точку настоящего музыкального сезона в Петербурге»2. С ним полностью солидаризировался ряд других критиков. Режиссер сумел очень хорошо передать общий колорит действия, яркими и убедительными получились образы основных действующих лиц, необыкновенно живо и изобретательно были поставлены массовые сцены, занимающие столь важное место в этой вагиеровской опере. Но большой высоте стоило и музыкальное исполнение, руководство которым находилось в руках Г. Шнеефохта, в частности, труднейшие ансамбли «Мейстерзингеров» звучали точно и уверенно. Несмотря на огромную длину оперы (поставленный без купюр спектакль продолжался около шести часов), не возникало ощущения скуки нутом-. ления.

Особенно подчеркивалось в большинстве печатных отзывов, что Театр музыкальной драмы впервые показал эту ваг-неро векую оперу столичному зрителю1. Несколько месяцев спустя «Мейстерзингеры» были поставлены н на МарнннскоА сцене. Но. по общему мнению, постановка была весьма ординарной, серой и значительно уступала спектаклю Музыкаль-1 ной драмы.

В дальнейшем в деятельности Театра музыкальной драмы ' удачи чередовались с неудачами. Явно не удалась театру постановка «Садко», и В. Г. Каратыгин квалифицировал се, • как «провал полный и несомненный». «Пушкинского Германа,—писал он, — погубили три карты. Театр музыкальной драмы сорвался на третьей опере»1. Этот же критик находил «удачные частности» в постановке «Бориса Годунова», хотя и отмечал «явный пересол», наблюдающийся в осущсствлсими даже хороших по идее намерений1. В другом отзыве признавалось, что «постановка и режиссерская часть... заслуживают большой похвалы»1.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">