Последний спектакль, осуществленный В. Э. Мейерхоль-ю\; совместно с А. Я. Головиным на сиене Мариинского їатра, — «Каменный гость» Даргомыжского вызвал разноречивые отклики. В. Г. Каратыгина подкупили изящество [•оформления, сдержанность тонов, «камерность» общего сценического плана, отвечающая характеру самого пронзведения. «Прежде всего приятно отметить, — писал он,— что камерный характер «Каменного гостя> нашел себе верное выражение в сокращении размеров сиены. Она уменьшена вдвое. «Рама», образуемая зазором между истинными границами МариинскоЙ сцены н сценическими контурами, установленными специально х1я оперы Даргомыжского, заполнена матерчатым убранством, сверху свешивающимися длинными фестонами. Темные блеклые тона этой «рамы», равно как мрачный характер последней декорации, рассчитаны, очевидно, на психологическую связь с трагической развязкой4 драмы. Уменьшенная сцена позволила режиссеру устроить «просцениум», соединенный со сценой несколькими ступенями. Это. в свою очередь, давало Мейерхольду возможность достижения разнообразных расположений и группировок действующих лип. Сдержанные и скромные по формам н краскам декорации Головина не отвлекают внимания публики от главного: певцов и оркестра» *.

Постановка «Каменного гостя» не была лишена элемента мнрнскуснической стилизации, уводившей от реалистического истолкования сюжета. Спектакль был окрашен тонами романтического ретроспектнпизма. свойственного некоторым художникам «Мира искусства». Можно было спорить о том, насколько характер оформления оперы соответствовал образному строю пушкинской «маленькой трагедии» и тому, как ее музыкально интерпретировал Даргомыжский. С этих позиций в ряде печатных отзывов давалась критическая опенка спектакля. Но несмотря на ряд дискуссионных моментов постановка «Каменного гостя», осуществленная с тонким художественным вкусом, представляла собой интересное и яркое театральное явление.

Работа В. Э. Мейерхольда в Мариинском театре имела свои положительные стороны. Он заставил актеров с большим вниманием относиться к выразительности своего тела, добивался согласования движений и жестов с музыкальным ритмом, настаивал на единстве оформления и режиссерского замысла. Всем этим он несомненно способствовал повышению общего уровня сценической культуры. Обоснованным бывал в отдельных случаях и его протест против чересчур скрупулезного «бытовизма» и натуралистических крайностей, допускавшихся некоторыми оперными режиссерами, поверхпостно применявшими и вульгаризировавшими принципы Художественного театра

Вместе с тем оперно-режиссерская деятельность Мейерхольда, как п все направление его творчества в тот период, была очень о рот и воре ч ивой. Методы «условного» театра, применявшиеся им с большей или меньшей последовательностью ■о всех оперных постановках, не соответствовали характеру того драматургического материала, над которым ему приходилось работать. Поэтому спектакли, поставленные Мейерхольдом на оперной сцене, могли быть интересными зрительно, оригинальными и изобретательными в смысле сценической экспозиции, но с достаточной глубиной не раскрывали идейное содержание произведений, а иногда шли н прямо вразрез с авторским замыслом. Перенося все внимание на зрительную, живописно-пластическую сторону, Мейерхольд рассматривал актера только как материал для реализации своих сценических замыслов, а музыку, в сущности, низводил до функции сопровождения внешнего театрального действия.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">