Хотя шаляпинская постановка, блиставшая великолепным исполнительским ансамблем (Шаляпин — Доснфей, две .Марфы— Е. И. Збруева н Е. Ф. Петренко. И. В. Ершов — Голицын. П. 3. Андреев— Шакловнтый). не во всем точно н адекватно раскрывала сущность авторского замысла, неоправданными были допущенные в ней огромные купюры3, общее впечатление от спектакля было очень сильным и глубоким. В печати голос нововремепца М. М. Иванова, пытавшегося ВСЯЧвСКИ принизить великое творение Мусоргского и делавшего весьма скептические прогнозы относительно его сценического будущего4, остался почти одиноким. Вся же передовая критика горячо приветствовала появление «Хованщины» на сцене крупнейшего, образцового оперного театра. В. Г. Каратыгин писал об этой постановке, как о «великом событии в русской художественной жизни», «музыкальном празднике

' «Русская музыкальная газета», 1907. М 40. об. 879.

1 «Русская музыкальная газета». 1907, ЛЬ 41. стб. 908—909.

■ Наибольшие возражении вызывали выпуск почти всей второй картины четвертого действия — шествие Стрельцов ип казнь — н присоединение нескольких оставшихся от нее эпизодов к пятому действию. В 1912 г. эта постановка была перенесена на сиену Большого театра с сохранением |- ■ > купюр, в связи с чем одни из критикой писал о попытке «пбокрасть> партитуру (Прокофьев Гр. Московская опера. — «Русская музыкальная газета». 1913. № 2. стб. 93).

* Иванов М. «Хованщина». — «Новое время». 1911. 14 ноября.

исключительно радостном и светлом», «роскошном пиршестве петербургских музыкантов»1.

Вслед за «Хованщиной» утверждается на сцене н последняя, неоконченная опера Мусоргского «Сорочинская ярмарка». Так как ряд частей этой оперы был лишь эскизно намечен композитором, то ее постановка была связана с необходимостью самостоятельной компоновки имеющегося авторского материала и дописывания отдельных сцен. Над завершением «Сорочинской ярмарки» работало несколько лип, в том числе А. К. Лядов. В. Г. Каратыгин, Ц. А. Кюн. Различные ее редакторские варианты были поставлены в Москве в Свободном театре К. А. Марджанова (1913) и в Петербурге в театре Музыкальной драмы (1917). Хотя и сами редакции, и некоторые моменты в сценической трактовке оперы могли вызывать возражение2, но включение в оперный репертуар еще одного неизвестного ранее произведения русского композитора было неоспоримой заслугой всех тех, кто этому способствовал.

Театры стремились расширить свой отечественный репертуар и за счет забытых русских опер, по тем или иным причинам давно не появлявшихся на сиене. Если попытки возродить такие произведения, как, например, «Кавказский пленник» Кюн. или «Купец Калашников» Рубинштейна, не чоглн рассчитывать на успех, то постановки «Каменного гостя» Даргомыжского, независимо от того, каковы были достоинства и недостатки каждой из них в отдельности, имели большое принципиальное значение и нашли широкий и разносторонний отклик в художественных кругах. Это было связано с актуальностью тех проблем, которые выдвигал композитор в своем реформаторском произведении. Вопросы преодолений оперной условности, соотношения оперного и драматического театров, взаимопроникновения музыки и слова или —шире — речевой интонации — остро волновали в ту пору всех, так или иначе соприкасавшихся с областью музыкально-театрального искусства.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | декоративные решетки для канализационных люков |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">