Во всем том. что пишет Каратыгин о «спецификации» искусств, о необходимости строгого отграничения формально-конструктивных элементов музыки, составляющих ее подлинную сущность, от привносимых в процессе восприятия «внешних ассоциаций», ясно чувствуются отголоски свойственных критику ганелнкианских тенденций. Вместе с тем Каратыгин верно сумел предугадать один из путей обновления оперного жанра в ближайшем будущем. Максимальное приближение оперы к драматическому театру, изгнание из нее всего «условно оперного», намечавшееся в русской музыке уже в середине XIX века («Каменный гость» Даргомыжского. «Женитьба» .Мусоргского), а затем на Западе в некоторых операх веристского типа, становится лозунгом молодого Прокофьева. Многие из высказанных здесь Каратыгиным мыслей нашли продолжение на советской почве в 20-х годах.

Осуждая оперу с позиций строгого эстетического пуризма, Каратыгин признавал, однако, что при всех своих внутренних противоречиях этот жанр обладает большой притягательной силой и для широкой публики, и для художников разного вида оружия: «Слишком уж роскошен, слишком пышен внешний блеск современной оперы, слишком широкую возможность получают здесь композиторы, артисты, поэты, живописцы, бутафоры к богатому использованию своих талантов, чтобы люди, даже явно чувствующие органические противоречия оперы, как эстетического целого, могли скоро отказаться от оперного театра»*.

И на самом деле, вопреки всем утверждениям об умирании оперного жанра, об отсутствии у него перспектив на будущее, опера занимала большое место и в культурной жизни широких общественных кругов, и в творческих интересах многих видных деятелей русского искусства. Уже сам по себе количественный рост оперных театров и, как правило, переполненные зрительные залы большинства из них обнаруживали несостоятельность подобных теорий.

Обратимся к некоторым фактическим данным. Особенно бурный рост оперной культуры наблюдался в .Москве, которая уже с конца предыдущего века становится главным при-

1 В кн.: Алконост, с. 161. * Там же. с. 160.

тягатсльным центром для крупнейших мастеров музыкально-сценического искусства. Достаточно напомнить, что Москпл была основной базой деятельности таких корифеев русской оперной сцены, как Шаляпин, Нежданова, Собинов, что и Москве работал в качестве оперного дирижера Рахманинов, связь которого с театром была непродолжительной по времени, но весьма значительной по результатам. Ю. Д. Энгель отмечал, что Москва «по количеству оперных театров заткнет за пояс не только Петербург, но и такие, гораздо более многолюдные старые столицы искусства, как Вена, Париж или Берлин»1. Бывали моменты, когда в .Москве одновременно существовало до шести оперных театров. Из них было три постоянно действующих. Кроме казенного Большого театра — это частная опера С. И. Зимина, с 1907 года обосновавшаяся в обширном и хорошо оборудованном помещении Солодовни ковского театра на Б. Дмитровке, и оперная труппа Народного дома, выступавшая в различных районах города. В Петербурге наряду с Марнннским театром действовал оперный театр Народного дома на Петроградской стороне, с 1910 года возглавлявшийся Н. Н. Фигнером. Кроме того различные частные оперные антрепризы выступали на сцене консерваторского театра, а в 1912 году здесь был открыт новаторский по своим установкам Театр музыкальной драмы.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">