Статья Бенуа, справедливо обличавшая ту бессодержательную рутину, которая господствовала в балетных посга-

' Следует при этом .наметить, что Бенуа внос ценным вклад п развн-тие оперно-телтральной культуры и как талантливый художник-декоратор, я как интересный, тонкий: и проницательный критик.

1 Бенуа А. Беседа о балете. — В кн.: Книга о новом театре. Спб.. 1908. с. 104.

3 Там же. с, 114. Близкой точки зрения придерживался Я. Тугенд-дольд. утверждавший, что именно балет должен стать завершением «незавершенной Вагнером мечты о ОеъапнкигЫпегк'е» (Русский сеюн в Париже.—.Аполлон». 1910. >* 10. с. 11—12).

новках императорских театров, и заключавшая в себе плодотворное предвосхищение некоторых сторон балетной реформы, осуществленной в 10-х годах, вместе с тем несомненно отразила характерные для своего времени тенденции эстетски-символистского порядка. Неразрывной связи звука и слова, являвшейся основополагающим принципом оперной эстетики всех русских композиторов-классиков, Бену а противопоставляет сочетание музыкального звука и жеста, не столь определенного по смыслу, выражающего более общие, неясные представления и душевные процессы.

Более явное и решительное выражение указанная тенденция нашла у Каратыгина, писавшего о «принципиальной фальши оперы, как искусственного искусства»1. Свое отрицательное отношение к опере, как виду искусства, он теоретически обосновывал в большой статье «Драма и музыка». Каратыгин исходит из положения о прогрессирующей «спецификации» различных искусств, осуществлявшейся в ходе исторического развития и приводившей к все большему отдалению их друг от друга. Всякие попытки установления внутренней связи и соответствия между ними Каратыгин отвергает, как проявление «атавистических рудиментов древнего синкретизма»5. Музыка и драма, по Каратыгину,—несовместимые начала, находящиеся в коренном противоречии между собой. Поэтому будущность оперы представлялась ему неопределенной и проблематичной: «Она --искусство прошлого, отчасти — настоящего»3. Место оперы, по мнению Каратыгина, займет драма с музыкой, где музыке будет отведена «та роль, которая ей принадлежит в жизни»*.

Исходные посылки рассуждения Каратыгина были иными, чем у Бенуа. Он отвергал в принципе самую идею синтеза искусств как в смысле «правды в звуках», провозглашавшейся русскими композиторами-реалистами, так и в вагнеровском ее понимании. Но выводы, к которым приходили они оба, оказывались во многом совпадающими. Отрицая оперу, как художественное целое, Каратыгин признавал право на существование за балетом именно потому, что он более условен и не претендует на жизненное правдоподобие: «Балет по

• Каратыгин. Театр и музыка. — «Театр и искусство». 1915. № 13,

! В кн.: Алконост. Изд. Передвижного театра П. П. Гайдебуровь и Н Ф Скарской Спб.. 1911. с. 154. ■ Тим же. с. 160.

* Там же. с. 165.

существу гораздо условнее самой условной оперы. Не потому л и он производит более цельное впечатление, чем опера?»


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">