В симфонически развитом прологе к опере Рахманинова замечательно проявилось свойственное композитору мастерство передачи долго длящихся, неизменных настроений, будь то светлое лирическое созерцание или гнетущая скорбь, отчаяние и ужас. Из одной краткой мелодической интонации вздоха, стона он с поразительной настойчивостью н выдержкой развивает целую музыкальную картину, импонирующую своими масштабами и мрачной суровостью колорита. Мел-ленное, постепенное нарастание от приглушенного лианнссн мо скрипок до грозно ревущего звучания всего оркестра, в сочетании со строгой размеренностью ритмического движения, вызывает ощущение нависшей над человеческими судьбами неотразимой роковой неизбежности. Несмотря на яростное бушевание оркестровой и хоровой звучности, музыка проникнута статикой и оцепенением.

Во власти неумолимого фатума находятся и несчастные жертвы своей любовной страсти — Франческа и Паоло и н\ убийца Ланчотто. В большом монологе Ланчотто Малатссгы из первой картины композитор рисует его не только как страшного носителя жестокости, насилия и смерти (не слу-чайно в музыке монолога слышится суровая поступь траурного марша!), но и как человека, глубоко страдающего от неразделенной любви, терзаемого мучениями ревности. Образ Малатссты получился наиболее индивидуально ярким, сильным и впечатляющим в опере Рахманинова.

Вторая картина — сцена любви Франчески н Паоло-является одним из поэтнчнейшнх образцов светлой, благоуханно чистой и проникновенной рахманнновской лирики. Легкие, прозрачные музыкальные краски, которыми нарисован нежный образ Франчески, составляют чарующий контраст к обрамляющим оперу живописно-мрачным картинам Ада и к суровому трагизму партии Малатесты. II все же музыка этой сцены не достигает того накала страсгн. который был необходим для того, чтобы она могла стать эмоинонально-драматургнчсским центром произведения, утверждающим всепобеждающую силу искреннего и самоотверженного любовного чувства. Сам автор ощущал известную недоразвитость этой картины н поэтому настойчиво просил либреттиста добавить текст в конце ее, перед возвращением музыки Ада. Критика также отмечала, что «в превосходном любовном дуэте как будто пет достойного кульминационного пункта»

Из русских композиторов одни Чайковский смог создать произведение, которое без всяких оговорок может быть поставлено рядом с его поэтическим первоисточником. Но если рахманиновская «Франческа» уступает «Франческе» Чайковского по силе своего художественного воздействия и глубине проникновения в могучие образы «Божественной комедии», то, несмотря на это. она должна быть отнесена к лучшим воплощениям бессмертного Дантова сюжета в мировой музыкальной литературе.

Особое место среди произведений русских композиторов, вдохновленных гением Данте, занимает романс С. И. Танеева «В простор небес» на текст канцоны из «Vila Nova», написанный в 1909 году2. Танеев воспевает здесь иную любовь, чем та, которая была воплощена в широких драматических полотнах Чайковского н Рахманинова; не пылкую, властвующую над человеком и увлекающую его в водоворот губительных страстей, а чистую, платоническую, возвышенно созерцательную. Плавно развертывающаяся музыка этого романса носит ясный, спокойный и сосредоточенный характер. По своему эмоциональному тону вокальная миниатюра Танеева близка сдержанно-благородной философской лирике медленных частей из его квартетов и других произведений крупной циклической инструментальной формы. В тщательной разработке фактуры танеевского романса, основанной на тонком сплетении отдельных самостоятельных мелодических линий, чувствуется рука замечательного мастера строгой классической полифонии.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">