Форма симфонической поэмы (или «фантазии», как определил жанр своего произведения сам автор) давала возможность отвлечься от тех локальных и исторических подробностей, которые могли бы принизить и «обытовить» этот сюжет в опере. Подобно тому как Данте обессмертил своих героев, вознеся их на высоту «вневременного», общечеловеческого, так и Чайковский раскрывает в трагической судьбе Фран-чески и Паоло извечный конфликт любви и ненависти, добра и зла, свободы и насилия.

Гибель двух возлюбленных от руки ревнивого мужа, казалось бы. не представляла для того времени ничего исключительного. Но Данте силой своего поэтического гения сделал их образы неумирающими символами всепоглощающего страстного чувства, которое ломает любые стоящие перед ним преграды и торжествует над всем, даже над самой смертью.

На сюжет «Франчески» было написано много опер и других произведений композиторами разных национальностей1. Но все они трактовали этот сюжет как более или менее обычную, хотя и кровавую романтическую историю. Чайковский впервые сумел по-настоящему прочесть и осмыслить ее в свете общей философско-гума'нистичсской концепции «Божественной комедии». Это позволило ему создать произведение, достойное оригинала по глубине, мощи выражения и обобщающей силе образов.

«Франческа да Римини» завершает собой цикл программных симфонических произведений раннего Чайковского, в которых мы можем наблюдать процесс становления и созревания общих основ его трагедийного симфонизма. До ее создания композитором были написаны увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта» (1869) и симфоническая фантазия «Буря» (1873) по Шекспиру. Интересно отметить, что к Шекспиру, так же как и к Данте, Чайковский обращался только р симфоническом творчестве и не решился написать ни одной оперы на шекспировский сюжет. По-видимому, это было связано с теми же причинами, которые заставили его отказаться и от сочинения оперы на предложенное ему либретто «Франчески». Обобщенный язык инструментальной музыки казался ему более подходящим для того, чтобы воплотить основные движущие силы шекспировского драматического действия. отвлекаясь от всего побочного, второстепенного и эпизодического.

Программные сочинения Чайковского намного превосходят его симфонии тех же лет в смысле драматической напряженности музыки, остроты и силы противопоставления конфликтных начал. В то время как в первых трех его симфониях господствует круг сравнительно спокойных жанрово-лнрнче-ских и пейзажных образов и лишь изредка прорываются ноты взволнованного драматизма, в «Ромео и Джульетте» и «Франческе» находит воплощение подлинная высокая трагедия. Именно в сфере программного жанра формируются основные элементы симфонической драматургии Чайковского и вырабатывается ряд характерных выразительных приемов и оборотов, сохраняющих определенное образно смысловое значение в дальнейшем его творчестве. От многих эпизодов «Ромео» и «Франчески» тянутся прямые нити к вершинам симфонизма Чайковского, вплоть до последнего и величайшего его симфонического творения — Шестой, «патетической» симфонии. Разве не слышится в разработках его симфонических allegro бушевание адских вихрей, с такой силой переданное в крайних разделах «Франчески да Римннн>? Трубные сигналы из симфонической фантазии по Данте преобразуются в грозные фанфары судьбы, которыми открывается написанная вскоре после нее Четвертая симфония. А мрачные гармонии «разверзнувшегося ада», как обрушивающаяся со страшной силой мощная лавина, звучат при подходе к наивысшей трагической кульминации в первой части Шестой симфонии. Количество подобных аналогий можно было бы значительно умножить.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">