В 1855 году, когда были написаны эти строки, у великого венгерского композитора уже сложился замысел монументального симфонического полотна, вдохновленного лаптовой «Божественной комедией». Еще в конце 30-х годов Лист впервые обратился к образам «сурового флорентийца», создав свою фантазию-сонату «После прочтения Данте». Эта фортепианная пьеса, вошедшая затем в состав второго цикла «Голов странствий», является скромным по масштабу начальным эскизом будущей «Симфонии к «Божественной комедии» Данте». Сам Лист рассматривал ее только как первый шаг к решению большой и ответственной задачи музыкального истолкования образов грандиозной дантовой эпопеи, и свои силы казались ему тогда недостаточными для этого. «Данте нашел свой отклик в изобразительной искусстве у Оркаиья и Мнкеланджело, — замечает он в одном из «Путевых писем бакалавра музыки*, адресованном Гектору Берлиозу,— быть может, однажды он найдет его в музыке у какого-нибудь Бетховена будущего» К

Почти в то же самое время мысль об «омузыкаливанни» Данте возникает в России у совсем еще юного Владимира Стасова, который делился со своим другом А. Н. Серовым планом создания оратории по «Божественной комедии». Этот план остался неосуществленным. Как известно, мечтам Стасова о композиторской деятельности вообще не суждено было сбыться. Позднее он находил цель своей жизни В том, чтобы «быть полезным другим, если сам не родился художником». Частица его богатой и щедрой артистической натуры живет во многих замечательных созданиях русского искусства, написанных по его идее и внушению2. В числе этих произведении можно назвать «Мистический хор» Цезаря Кюн на текст В. В. Стасова, заимствованный нз второй части «Божественной комедии» — «Чистилище»—н, по-видимому, связанный с его несостоявшимся юношеским замыслом.

Как бы ни была наивна полудетская идея семнадцатилетнего Стасова, самый факт его обращения к Ланте в начале 40-х годов прошлого столетия весьма знаменателен. Он свидетельствует о том. какое место занимала поэзия Данте в интеллектуальных интересах передовой просвещенной русской молодежи того времени. Письмо А. H Серова, из которого мы узнаем о замысле стасовской оратории, раскрывает перед нами некоторые характерные стороны эстетической эволюции двух молодых людей, оказавших впоследствии столь значительное влияние на развитие русской музыкальной культуры: «Ты пишешь мне. что главная цель твоей жизни —бмузыка-Ланте и Шекспира, и вместе с тем откровенничаешь, что если лаже исполнилось все то, к чему ты стремишься, то в тебе нельзя было бы найти ни грациозного, ни комического элементов. Т. е. ты остаешься при одном серьезно высоком стиле («il grandioso»). Pour le Dante— soit, твоя оратория на «Божественную комедию» может и даже должна дышать исключительно этим строго прекрасным, величественным духом, чтоб обессмертить и в музыке исполинские красоты флорентийского поэта. Но извини меня, я по твоей собственно* исповеди не вижу в душе твоей возможности иллюстрировать шекспнровы драмы операми. Желаю знать, как ты для таких всеобъемлющих опер обойдешься без элемента комизма и грации?! Сделай милость, отыщи мне хоть одно создание Шекспира, в котором бы вовсе не было того или другого нз этих элементов»'.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">