Последнее симфоническое произведение Глазунова, о котором у нас имеются сведения,— это «Эпическая поэма», написанная в 1933—1934 годах. Поэма посвящена Французской академии изящных искусств, членом которой состоял композитор. Любопытно замечание Глазунова в письме к М. О. Штейнбергу от 17 апреля 1935 года, вскоре после состоявшегося в Париже исполнения поэмы: «Музыканты-критики упрекали меня в пристрастии к немецкой музыке, но какой? Не думаю, что к Рихарду Штраусу или Хиидемиту»2. В этих словах проявилось категорическое неприятие Глазуновым новых музыкальных течений XX века, явившееся одной из причин его творческого одиночества в последние годы жизни.

Творчество Глазунова давно стало неотъемлемой частью русского классического музыкального наследства. Его характерные приемы и методы симфонического мышления уже в начале века стали всеобщим достоянием. Они были воспри-

1 Письмо от 9 дек, 193? г.лВ кн.: Глазунов. Исследования, т. 2, с. 70. Письмо М. О. Штсйнберга Глазунову, содержавшее отзыв на концерт, нам неизвестно.

3 Там же, с. 91.

мяты н освоены целой группой различных по характеру и направленности своего творчества композиторов. Не говоря уже о таких представителях корсаковской школы, как М. О. Штейнберг. которые были связаны с Глазуновым общностью основных творческих установок, как верный хранитель «кучкистских» традиций Ляпунов, или о «москвичах», в большей или меньшей степени тяготевших к «кучкнстско-белневской» линии русской музыки, каким был, например, Глнэр,— мимо достижений глазуновского симфонизма не могли пройти даже композиторы, стоявшие на принципиально иных позициях. Так. .Мясковский, в начале своего пути решительно и безоговорочно отвергавший симфоническое творчество Глазунова затем существенно изменил свое отношение к нему. Начиная с Пятой симфонии, сыгравшей столь важную и значительную роль в творческой эволюции композитора, у .Мясковского намечаются явственные точки соприкосновения с Глазуновым в некоторых приемах формообразования, тематического развития и самой образной системе его музыки.

Значение симфонизма Глазунова долгое время недооценивалось у нас как в критнко-исследовательской литературе, так и в практике музыкальной жизни. Сейчас об этом можно говорить уже в прошедшем времени. Не преувеличивая степени новизны и оригинальности глазуновского стиля н не преуменьшая тех внутренних противоречий, которые были свойственны Глазунову как представителю сложной «переходной» исторической эпохи, мы должны вместе с тем признать его симфоническое творчество явлением весьма крупного порядка, во многом обогатившим и расширившим великолепное достояние русского классическою симфонизма.

' См-: Мясковский н. Я. Чайковский и Бетховен. — «Музыка»» 1у1/, 7/.

данте в русской музыке

Среди великих мировых поэтов, принадлежащих к «вечным спутникам» человечества, есть двое, которым музыка нового времени обязана особенно глубокими и плодотворными творческими импульсами. Имена их — Шекспир и Данте. Феречц Лист писал в своей знаменитой статье «Берлиоз и его симфония Гарольд», ставшей теоретическим евангелием программного романтического симфонизма: «На каком же основании музыка, связанная некогда столь неразрывными узами с трагедиями Софокла и одами Пиндара, должна страшиться слияния, пусть не совсем такого, как прежде, но все же сходного,—с литературой, выросшей из неведомых древности форм вдохновения, на каком основании не может она составлять единое целое с творениями таких гениев, как Данте и Шекспир»'.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">