1 «...Чистая мелодия, шедшая от Моцарта, через Шопена и Глинку, жива поныне и должна жить, без нее судьба чузыхи — декадентство» (Римский*Корсако в A. H. Н. А. Римский-Корсаков. вып. 4. с. 113).

: Особенно заметно сходство мелодических интонаций третьего, заключительного построения главной партии с грустно-элегическим рефреном каватины Гориславы: «Ужели мне во цвете лет любви сказать: «Прости навек?». Несомненно также наличие некоторых общих интонационных моментов между зтей глаэуновской темой и темой главной партии из первой части Четвертого квартета Танеева. В обоих случаях яркая выразительная напряженность звучания широкой песенной темы достигается с помощью обильной ее хроматиэацни. причем особое значение приобретает IV повышенная ступень, а также II низкая, образующая в сопоставлении с VII повышенной — «скрытый интервал» уменьшенной терцви.

Очерки и исследования по истории русской музыки

Тема побочной партии, отделенной от главной небольшим «ходообразным» построением, окрашена более светло и спокойно. Мелодический рисунок этой ясной диатонической темы носит волнообразно парящий характер. Солирующий инструмент словно ведет тихую интимно-проникновенную беседу с оркестром, свободно имитирующим отдельные отрезки темы. К концу экспозиции происходит то, часто наблюдаемое у Глазунова, явление «деконцентрации», растворения энергии, которое уже отмечалось выше: темы как бы распадаются и исчезают в движении полифонически переплетающихся фиг\-рациониых линий.

За окончанием экспозиции вместо разработки след\ет большой самостоятельный эпизод Andante Des-dur. Этот эпизод, по числу тактов почти равный экспозиции, носит вполне законченный характер. Нетрудно обнаружить общие элементы в рисунке тем главной партии и указанного эпизода. Но тема Andante освобождена от острых, напряженных хрома-тнзмов, сообщающих первой теме концерта скорбно-элегическую окраску. Она проникнута безмятежным душевным покоем и несколько приближается к возвышенно-созерцательной лирике медленных частей в инструментальных циклах Танеева

Очерки и исследования по истории русской музыки

1 В частности, можно указать на некоторое сходство этого раздела с Adagio нз Четвертого квартета Танеева.

Собственно разработка в первой части концерта очень невелика, и роль ее сводится в основном к подготовке сильно динамизированного репризного проведения главной партии.

Необычна в концерте Глазунова н функция сольной каденции. Непосредственно примыкая к побочной партии репризы, она вначале носит характер «второй разработки», встречающейся в заключительных разделах драматических сонатных Allegro. Далее она превращается в ход, соединяющий первую часть с финальным рондо.

Углубленным лирическим размышлениям первой части в этом финале противопоставляются образы жизни, полной веселья, света и радости. Тему призывного, фанфарного характера вначале ярко и блестяще интонирует труба, а затем перехватывает солирующая скрипка. Как и большинство симфонических финалов Глазунова, заключительная часть концерта проникнута упругим моторным движением. Но здесь это не пышная, величавая процессия, а легкий, грациозный танец. Непосредственные образные истоки этой части вернее искать не в монументальных эпических финалах гразуновских симфоний, а в некоторых образцах его камерного инструментального творчества (например, квартетная сюита «Новеллетты») и в музыке балетов. Основная тема напоминает французские народные мелодии хороводно-танцевального типа с характерным для них шестидольным размером и подчеркнутой ямбнчностью, которая еще усиливается пунктирным ритмом:


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">