«Прикладное» назначение имеет и оркестрово-хореогра-фнческая сиена «Вступление и Пляска Саломеи», написанная в 1908 году по заказу Иды Рубинштейн. Глазунов продолжает здесь в основном линию «русской музыки о Востоке», с которой связан н ряд более ранних его произведений. Вместе с тем он вносит в традиционную трактовку восточных элементов некоторые новые черты.

Источником этих новых черт могли быть произведения формировавшихся в тог период национальных музыкальных школ народов Закавказья, за развитием которых передовые русские музыканты следили с большим вниманием и симпатией. Говоря о новизне и необычности впечатления от симфонической поэмы А. А. Спендиарова «Три пальмы», удостоенной в 1905 году Глинкинской премии, Глазунов пишет в своих воспоминаниях о выдающемся армянском композиторе: «Как

' В музыку прелюдий введен ряд цитат из других произведений. В прелюдии памяти В. В. Стасова использована основная тема Глазунов-скою Четвертого квартета, который был особенно любим маститым критиком. Во второй прелюдии встречается ряд оборотов из опер Римского-Корсакова. Так, нисходящий трнольный оборот в начальном разделе (партитура, цифра I) напоминает завораживающую музыку из второй картяны «Садки» (оркестровое построение перед Хором краевых девиц подводного царства). Следующий затем траурный мінні в духе эаупоиой-аого церковного пеиия содержит интонация темы «вхождения во святой града ні «Сказания о невидимом граде Китеже».

выражался покойный An. К- ЛядОВ, его Восток был новый, до того времени не использованный отечественными творцами» *.

Что-то не совсем обычное и новое по сравнению с музыкальным Востоком Бородина. Балакирева, Римского-Корсако-ва слышится и в глазуноиской «Пляске Саломеи». Это новое заключается и в характере мелодических интонаций и в подчеркнутой экспрессивности гармонического языка и оркестровки. Отдельными своими оборотами пьеса Глазунова неожиданно напоминает восточные образы в музыке А. Хачатуряна и других советских композиторов.

Особую группу составляют произведения Глазунова на финские народные темы, созданные в конце 900-х годов. Образы Финляндии, суровая красота ее природы, ее народный быт, мелодии народных финских песен и танцев привлекали, как известно, русских композиторов, уже начиная с Глинки. Глазунову Финляндия была хорошо известна с молодых лет, он неоднократно бывал и проводил в ней свой летний отдых. Финская народная тема положена в основу его вариаций для фортепиано, написанных в 1900 году. Таким образом, в упомянутых оркестровых пьесах композитор уже не впервые обращался к музыкальному фольклору Финляндии.

Непосредственным толчком к созданию этих произведений явилось знакомство Глазунова с творчеством его ровесника и друга — выдающегося финскою композитора Сибелну-са. В письме к М. О. Штейнбергу, датированном 12 июля 1909 года. Глазунов сообщал: «...успел состряпать пьеску под названием «Финляндия» (лавры Снбелиуса мне не лают по-коя), которую довольно точно записал в эскизах». Речь идет о «Финской фантазии», ор. 88, с большим успехом исполненной под управлением автора оркестром Филармонического общества в Гельсингфорсе 7 ноября 1910 года. В том же письме композитор замечает: «Не знаю, удалась ли пьеса, длящаяся около 15 минут, в целом, но подробности есть недурные. Жаль, что в ней мало остановок, отчего получается впечатление некоторого однообразия и тяжести, присущих, впрочем, Финляндии»2.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">