' Выше уже указывалось на возникновение в этой теме интервала септимы, который приобретает затеи особо* значение во второй части симфонии.

зе композитор объединяет ее контрапунктически с темой главной партии, тем самым сближая между собой два наиболее контрастных образа финала

Наряду с полифоническими средствами Глазунов широко пользуется в финале приемами ритмической трансформации тем. Так, с помощью ряда ритмических преобразований достигается постепенное «укрупнение» образа главной партии. В репризе тема главной партии проводится в ритмическом увеличении валторнами, которым вторят в виде канона в октаву скрипки и высокие деревянные2:

Очерки и исследования по истории русской музыки

Дальнейшее видоизменение тон же темы происходит в коде. Сначала она сжимается благодаря замене четырехдольного размера трехдольным и некоторому ускорению темпа (партитура, цифра 162), в самом же конце ритмический рисунок ее вновь расширяется, становится более плавным и спокойным. Проводимая в басовых голосах (тромбоны, фаготы, виолончели и контрабасы) ровными четвертными длительностями, она приобретает величественный эпический облик:

1 Основанием для такого сближения служит общность некоторых ий-тонаиионных меметов. имеющаяся і этих двух темах, несмотря на все различие их мелодического рисунка и характера. В теме побочной партии в момент мелодической кульминации появляется яркий ход на а-птнму вверх с предшествующим ему сскундовым «упором», буквально повторяющим оснонную интонацию первой темы:

Очерки и исследования по истории русской музыки

1 Упрощение полифонической фактуры, сведенной к двум голосам вместо четырех, также способствует «укрупнению» образа. Голоса здесь сближены и даны в стрегтном соотношении.

Очерки и исследования по истории русской музыки

Это заключение звучит как праздничный ликующий апофеоз. Таким образом, в итоге сложных и напряженных коллизий Глазунов приходит к оптимистическому, жизнеутверждающему выводу, заканчивая это последнее свое крупное симфоническое произведение торжеством света, воли и разума.

Кроме проанализированных в этом разделе сочинений, которые составляют чрезвычайно содержательный, интересный и своеобразный этап в творчестве Глазунова, к первой половине 900-х годов относится еще несколько менее крупных его оркестровых работ. Они имеют в общем эпизодическое значение и не вносят существенно новых черт в характеристику творческого облика композитора. Иногда этн работы возникали под влиянием извне данного толчка, иногда же — в результате известного рода инерции, вырабатывавшейся при создании композиций развернутого монументального плана.

Так, поэтичная Баллада для оркестра, написанная в 1902 году, связана с тем же кругом романтических образов, которые получили воплощение в сюите «Из средних веков». Пьеса не содержит развитых элементов изобразительного, музыкально-живописного порядка, позволяющих предполагать наличие в ней определенной и детально разработанной программы. О программном характере музыки говорят лишь отдельные моменты в среднем, оживленном по движению эпизоде с его «рыцарственной» маршевой темой, упругими «ритмами скачки» и перекличкой фанфар. Эта середина обрамлена более спокойными разделами, основанными на широко и свободно мелодически развертывающейся теме выразительного лирического склада. Как в самой теме, так и в общем характере музыкального изложения сказалась свойственная зрелому Глазунову тенденция к «прояснению» стиля и усилению роли песенно-мелодического начала.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">