Работа над симфонией переплеталась у него с мыслями о переживаемом моменте общественной и политической жизни. Об этом говорит имеющаяся в конце эскизной рукописи пометка: «Окончено 18 октября 1905. В день дарования свободы русскому народу, вернее, завоевания ее мирным путем». Проставленная Глазуновым дата была днем опубликования пресловутого царского манифеста от 17 октября, содержавшего обещания «гражданских свобод>. Характер приведенной надписи свидетельствует о наивно либеральном отношении композитора к событиям, впрочем, разделявшемся значительными кругами даже демократически настроенной интеллигенции2. Тем не менее она убеждает в том, что Глазунов не стоял в стороне от "передовых общественных интересов своего времени и горячо сочувствовал всему, что могло быть воспринято как шаг по направлению к более свободному и демократическому строю общественной жизни.

1 19 нк 1.1 я 1905 г. Глазунов писал Римскому Корсакову. «Что касается меня, то я еще слаб, н как только начьу крепнуть, прежде всего займусь симфонией». (Глаэуноя. Исследования, т. 2, с. 221). 30 июля была закончена эскизная запись первой части.

* Характерно замечание Рнмекого-Корсакова в письме к В. И. Бель-СКОМу, написанном и августе 1905 г.: «Скоро будет конституция гофмейстера Булыгнна. а там. смотришь, и настоящая иинтся. Пойдет прогресс (дай бог ему успеха)..» (цит. по кн.: Янковский И. Рнмский-Корсаков и революция 1905 года. М.--Лч 1950. с. 69—70).

Было бы. конечно, натяжкой усмотреть в Восьмой симфонии какую-нибудь программу, прямо и непосредственно связанную с событиями революции 1905 года. Но отдельные ее образы могли быть внушены впечатлениями от этих событии Я общими настроениями подъема освободительных чаяний, напряженных ожиданий и надежд. Такова, например, мужественная, призывного характера тема главной партии в первой части, построенная на энергичных фанфарных интонациях, или скорбно-трагическая по выражению основная тема медленной второй части, напоминающая суровое траурное ялествие.

Вместе с тем в симфонии получает дальнейшее развитие тенденция зрелого Глазунова к углублению психологической выразительности и строгому, сосредоточенному интеллектуализму. В музыке ее почти отсутствуют элементы жанроио-народной характеристичности, язык симфонии носит черты напряженного патетического лиризма в соединении с некоторой приподнятой риторичностью.

II. Д. Кашкин писал в рецензии на первое исполнение ■симфонии в Москве: «...В этой последней симфонии является, пожалуй, больше теплоты и живого отражения жизненных впечатлений, нежели обыкновенно у этого композитора. Он прежде всего — огромный мастер так называемой тематической работы, что, в сущности, составляет достояние немногих композиторов, достигших полнейшего владения средствами искусства, и в новой симфонии это мастерство достигает поразительной силы и глубины. Вместе с тем Глазунов —неистощимо богатый, роскошный гармонист, и в этом отношении •мы его между композиторами нового времени можем сравнить разве с Вагнером, влияние которого нередко чувствует-<я именно в смысле этой роскоши и силы гармонии»1.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">