В финале лишь одна новая самостоятельная тема величаво-эпического склада, интонационно и по характеру своей выразительности несколько напоминающая основную тему Andante. Вместе с тем она носит определенно выраженную русскую национальную окраску:

Очерки и исследования по истории русской музыки

1 Ю. Д. Энгсль насчитывает в финале Седьмой симфонии десять различных тематических элементов. Но если принимать в расчет и самостоятельные в тематическом отношении варианты, то это число может быть еще увеличено.

! См., например, цифру 18, где у струнных басов дан восходящий рисунок, представляющий собой видоизменение второй темы скерцо, скрипкам поручена фигурация, заимствованная из разработки первой части, фаготы с альтами и кларнеты проводят имитационно тему фугато-из Andante, а у флейт и гобоев в это время звучит в ритмическом увеличении основной мотив первой темы первой части. В письме к Танееву Глазунов указывал также на удачное, с его точки зрения, «соединение Фразы из первой части ostinato в alla breve с трехдольной темой fugato нэ второй части» в коде финала (Чайковский П. И., Танеев С. И. Письма, с. 486). См. партитуру, цифра 31.

Очерки и исследования по истории русской музыки

Эта тема, составляющая основу главной партии, в дальнейшем выполняет роль как бы своеобразного озИпагл, объединяющего и скрепляющего между собой все обилие тематических элементов финала. Соединяясь контрапунктически с другими темами, она часто отступает па второй план и сохраняется в качестве фона. Кульминационными моментами в разработке являются проведения основной темы Лгн1ап1е (цифра 16) и суровой эпизодической темы скерцо (цифра 20) в ритмическом увеличении и в яркой, блестящей звучности медных духовых. Второй из этих эпизодов непосредственно подготавливает репрнзное вступление темы главной партии, которая появляется у тромбонов в сопровождении фанфарного подголоска высоких деревянных и скрипок и также в ритмически расширенном изложении, приобретая характер грандиозной эпической мощи. Рельефно выделяя и акцентируя эти тематические образы, композитор сближает их между собой и показывает их внутреннее идейное родство.

Мастерство, с которым Глазунов объединяет многочисленные и разнообразные тематические элементы в одно законченное монументальное целое, поистине изумительно. В то же время следует признать, что сложная музыкальная композиция этого финала не лишена черт той Augcnmusik. о которой писал Энгель, и не оправдывается в достаточной мере существом образного замысла. Многое является плодом рационалистического комбинирования отдельных мелодических рисунков, рассматриваемых скорее графически, чем в живом, реальном звучании. Результаты такой «головоломной» работы в значительной части оказываются недоступными для непосредственного слухового восприятия. Для того чтобы полностью оценить эту музыку, нужно ее не слушать, а смотреть и изучать по партитуре.

Сюита «Из средних веков» явилась данью острому и настойчивому влечению, которое композитор с юношеских лет питал к образам европейского средневековья. Асафьев справедливо видит в этом произведении одно из ярчайших проявлений его романтических склонностей. «От Востока,— замечает исследователь,—пути к маврам, к Испании, к Провансу.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">