■ В основе увертюры «Карнавал> находится также танцегальный образ. Главная партия написана в характере стремительной, огненной тарантеллы в размере Ей контрастирует более широкая к напевная тми побочной партии. В среднем разработок ном разделе выделяется этжюд хорального склада, вызывающий представление о католической религиозной процессии. По замыслу автора. »тот эпкюд должен исполняться ергяноч.

1 К числ\ тяких «проходных» сочинений, возникновение которых было связано с тем или другим внешним поводом, относятся: Характерный Т1нец для оркестра в славяно-венгерском роде. ор. 68. написанный для Аяелины Дж\ри. небольшая лирическая оркестровая пьеса «Романтическое интермеццо", ор. 69 (1899), и Торжественная увертюра, ор. 73 (1900), посвяш.нная артистам придворного оркестра.

ное офоромление в более поздний период или оставшихся незавершенными Этот краткий перечень с убедительностью говорит о том, что, вопреки постоянным жалобам Глазунова на трудность сочинения и учащающимся приступам недовольства собой, его творческая мысль продолжала работать с большой интенсивностью.

Произведения 900-х годов содержат в себе некоторые новые стилистические черты, свидетельствующие о дальнейшей эволюции глазуновского симфонизма, хотя композитор и не отступает в целом от характерной образной сферы и установившихся приемов своего предшествующего творчества. Эти новые черты связаны со все усиливающимся стремлением Глазунова к углублению лирической музыкальной экспрессии и одновременным ростом рационалистически-конструктивных элементов в его творческом мышлении. Обе тенденции отчетливо проступают н ряде его камерных инструментальных композиций, созданных на пороге или в самом начале 900-х годов, то есть как раз в промежутке между Шестой и Седьмой симфониями. Наиболее показательны с этой точки зрения Пятый смычковый квартет <1-тоН и Вторая фортепианная сопата е-то11. Музыка обоих сочинений отличается подчеркнутой строгостью, порой даже суровостью выражения, чему способствует самый характер их тематнзма, отмеченного печатью сдержанной и ясной «классичности». В развитии материала и построении формы композитор широко пользуется приемами строгой классической полифонии2. Несомненно в этом отношении влияние Танеева, с которым именно в данный период у Глазунова возникает особенно тесная творческая близость.

Таким образом, в творчестве Глазунова постепенно вызревали и накапливались те новые элементы, которые позволяют говорить о последних двух симфониях как об особом, своеобразном этапе в развитии его симфонического стиля.

1 См. письмо к Римскому-Корсакову от 12 авг. 1906 г. во вр_емя работы над инструментовкой Восьмой симфонии: «Новых мыслей почти нет, но есть задуманные сочинения, которыми, вероятно, по окончании симфонии займусь. Хочется сочинить концерт для фортепиано». В числе задуманных сочинений, о которых упоминает Глазунов, была н Депятэя симфония. Еще 3 августа 1904 г. он писал С. И. Танееву: «Окончивши концерт (речь идет о Концерте для скрипки с оркестром. — Ю. К.), примусь серьезно за Восьмую и Девятую симфонии» (Чайковский П. И.. Танеев С. И. Письма, с. 492).


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">