Пятая симфония с наибольшей полнотой воплотила характерные черты всего глазуновского симфонизма. Стилистические нормы и приемы формирования крупного симфонического целого, устанавливающиеся в этой самой стройной 11 законченной из симфоний Глазунова, в большой мере свойственны и всему последующему творчеству композитора. Но Глазунов не останавливается на том. что было здесь достигнуто, затрагивая в дальнейших своих произведениях новые образные сферы и соответственно расширяя круг привычных для него образов и выразительных средств. Об этом свидетельствует уже находящаяся в ближайшем соседстве с Пятой—Шестая симфония. с-тоИ1, во многом прямо контрастная ей по характеру.

В Шестой симфонии прежде всего поражает и захватывает неожиданная у Глазунова страстная драматическая взволнованность первой части. Острота и напряженность драматического выражения роднит ее с первой частью возникшего незадолго до симфонии Четвертого квартета. Но по сравнению с квартетом, где преобладает тон скорбного патетического лиризма, в симфонии драматические настроения выражены в более действенной и открытой форме. Это сказывается в яркой заостренности тематических, фактурных и иных контрастов, в стремительности движения, большей сжатости и концентрнрованности развития, наконец, в интонационной напряженности музыкального тематнзма. Особенно насыщенной экспрессией отличается тема главной партии первой части, в основе которой лежит стремительный мелодический взлет на малую септиму с последующим постепенным, замедленным «откатом».

Как и в Пятой симфонии, экспозиции предшествует пространно изложенное медленное вступление, в котором уже обрисовывается основной тематический материал. До некоторой степени сходны и приемы изложения: первая тема, показанная в начальном четырехтакте одноголосно, затем развивается полифонически, путем последовательного «наслоения» имитирующих ее голосов:

1 Шестая симфония, ор. 58. написана о 1896 г., т. е. годом позже ПЯТОЙ. В промежутке между ними было создано лишь малозначительное случайное Произведение—Коронационная кантата на слова К. Романом». Балсг «Раймонда», по авторской нумерации оредшеств>ющнй Шестой симфонии (он обозначен ор. 57), в действительности был окончен позднее.

Очерки и исследования по истории русской музыки

Однако, при известном сходстве формальных приемов, их направленность в обоих случаях глубоко различна. Если в Пятой симфонии имитирование отдельных элементов темы приводило к «рассредоточению» целостного и выпуклого тематического образа, то здесь, наоборот, имитационное развитие способствует большей его концентрации и росту выразительной напряженности. Постепенно, словно с усилием завоевывается все большее «звуковое пространство».* вплоть до яркой ззукопысотной (и одновременно динамической) кульминации на звуке а третьей октавы, сопровождаемой неожиданным бурным взрывом всей оркестровой звучности. Эта внезапная вспышка так же быстро угасает. Стремительно низвергающийся на три октавы вниз пассаж приводит к остановке на том же звуке а, но в глухом низком регистре. На фоне этого тремолирующего звука струнных у медной группы проходит мрачная, зловещая последовательность аккордов, звучащих как грозное, роковое предупреждение Еще один такой же внезапный взрыв на остро напряженных гармониях2 предшествует установлению доминантового органного пункта; появляющаяся в это время у флейты и кларнета скорбно примиренная мелодическая фраза (цифра 5, Tempo I) служит предвестником побочной партии.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">