главной и побочной партии — соединяются не только контрапунктически, по вертикали, но и в горизонтальной плоскости, образуя в верхнем голосе одну цельную мелодическую фразу:

Очерки и исследования по истории русской музыки

Тем самым достигается еще более тесная и неразрывная их связь.

Вторая часть симфонии — скерцо —с се легким отрывистым рисунком и острой, «колкой» оркестровой звучностью (staccalo деревянных духовых и pizzicato струнных) вызывает представление о каких-то причудливых фантастических образах. Такие образы нередки в музыке глазуновских балетов1. Глазунов развивает здесь некоторые черты романтических оркестровых скерцо, к которым эта часть близка по характеру музыки и типу изложения. В частности, в ее основной теме можно усмотреть известное сходство с знаменитым скерцо из музыки к «Сну в летнюю ночь» Мендельсона'

Очерки и исследования по истории русской музыки

Однако эта сфера романтических скерцозных образов находит у Глазунова совершенно оригинальное, своеобразное преломление. В скерцо много типично русских оборотов. Такова энергично-размашистая тема с тяжелыми и сильными ритмическими акцентами, напоминающая грузную, немного неуклюжую пляску:

1 По колориту музыки этому симфоническому скерцо Глазунова близка вариация из первой клртнкы балета «Времена года», называющаяся «Град*. Асафьев писал о скерцо Пятой симфонии: «Оно построено на острых, колючих словно маленькие льдинки, мотивах, без резких сопоставлений; инструментовка прозрачна и колоритна, хотя это колорит рисунка blanch el noir (белое и черное)—холодный и сумеречный, подобно скерцо Первой симфонии Чайковского» {Глебов, с. SB).

Очерки и исследования по истории русской музыки

В трио возникает светлая, пасторальная сценка. Движение здесь несколько замедлено, появляется более плавная по мелодическим очертаниям тема в духе русских плясовых наигрышей. При этом сохраняется тот же легкий, воздушный колорит оркестровой звучности, приобретающий здесь особый оттенок изящной, приветливой шутливости. Это глазуновское трио какими-то сторонами ассоциируется с аналогичными по-характеру образами Лядова (например, шуточная «Я с комариком плясала» из цикла «Восемь народных песен для оркестра»):

Очерки и исследования по истории русской музыки

Апо'агНе принадлежит к тому роду свободной от конкретных жанрово-характеристических признаков обобщенной гла-зуновской лирики, который выкристаллизовывается уже в-раннем периоде творчества композитора. По своему мягкому, задумчиво элегическому эмоциональному тону оно очень типично для Глазунова. Подчеркнутое выделение мягко ниспадающих секундных интонаций, самый тип мелодической* развертывания как бы плавно и последовательно нарастающими волнами, широкое применение секвенционного принципа, наконец, гибкий, равномерно пульсирующий шести дольный ритм с элементами «скрытой вальсообразности»—все это сближает данную тему со многими лирическими мелодиями Чайковского:

Очерки и исследования по истории русской музыкиОчерки и исследования по истории русской музыки

Правда, Глазунов не достигает в звучании этой лирической темы той страстной напряженности эмоционального выражения, которой отличается, например, развитие тематического материала в Andante cantabile из Пятой симфонии Чайковского. Музыка глазуновского Andante остается в одной эмоциональной плоскости и сохраняет черты обычной для Глазунова спокойной уравновешенности. Контраст вносит только несколько раз повторенная грозно звучащая аккордовая фраза при переходе к среднему разделу:


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">