В основе книги лежит многолетний исследовательский труд. Тщательная работа в архивах, не только советских, но и 'зарубежных, позволила автору уточнить данные о жизни н творчестве замечательных композиторов, основоположников профессиональной музыки в России. Книга содержит обильный новый материал. Привлекают внимание ценные музыкальные публикации — яркие образны петровских патриотических кантов, партесных хоровых сочинснийи целые фрагменты из восстановленных 10. В.Келдышем рукописных пар-

1 «Советская музыка», 1975, № 8, с. 105.

титур (оперы Фомина «Новгородский богатырь Боеславнч» и -«Золотое яблоко», струнные квартеты Ф. Тица и многое другое) .

Еше более впечатляет концепционная сторона исследова-*ия. В книге отчетливо выявлена основная, народно-демократическая тенденция русской музыки XVIII века, рождавшейся в жестоких условиях крепостничества. И вместе с тем глубоко продуманным, обоснованным является взгляд на ■русское музыкальное искусство как неотъемлемую часть мировой культуры.

Проблеме международных связей русского искусства XVIII века {кстати сказать, очень детально разработанной в -современном литературоведении и в истории изобразительных искусств) здесь впервые, в чисто музыковедческом аспекте, уделено такое пристальное внимание. Характеристика общих тенденций европейского музыкального театра, инструментально-симфонических форм, камерной песни тонко и убедительно поставлена в связь с движением рус-■ского просветительства, с передовыми тенденциями русской художественной мысли. Особое внимание в этом плане уделено русской комической опере н ее создателям — Пашкевичу. Фомину. Тщательно прослеживается линия хорового искусства а cappella в творчестве таких мастеров, как Бортнян-•ский и Березовский, — наследников наиболее древней и самобытной традиции русского певческого искусства.

Подчеркивая прогрессивные устремления русской музыки XVIII века, исследователь в то же время сумел вдумчиво показать сложную диалектику ее становления, борьбу старого и нового в творчестве русских мастеров. Отсюда и углубленная трактовка петровской эпохи, петровских культурных реформ, как переходной стадии русского искусства. «Старая русская традиция в области литературы и искусства отнюдь не оборвалась с началом XVIII столетия, — утверждает автор,—а продолжала развиваться и далее, хотя в иных формах, видоизменяясь н приспосабливаясь к новым требованиям жизни»1. Это положение далее получает широкое развитие на примере анализа хоровых форм, бытовой культуры русского канта и других музыкальных жанров.

Нетрудно понять, что проблема преемственности, столь сложная именно в области русского искусства XVIII века, с «го решительной ломкой средневекового мировоззрения, мог-

1 Келдыш Ю. В. Русская музыка XVIII века. М., 1965, с. 15.

ла быть решена автором только на прочном фундаменте тщательного изучения дреонерусской музыкальной традиции.

Интерес к этой теме проявился у Ю. В. Келдыша еще в> ранних работах 1940-х годов. Теперь, когда русская н зарубежная медиевистика обогатилась рядом ценных трудов, перед музыкознанием встали новые задачи. Значительно продвинулась работа в области изучения знаменного распева и знаменной нотации, принципов ее расшифровки. Пристально изучается стилистика древнерусской монодии и ранних форм многоголосия. Вслед за крупными советскими учеными старшего поколения (В. М. Беляев, М. В. Бражников, С. С. Скребков. Н. Д. Успенский) в этом направлении начали работать молодые музыковеды. Огромные успехи за рубежом сделала музыкальная внзантинистика.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">