Однако словесная программа не выражает с достаточной полнотой сущности музыкального замысла композитора и связана с ним лишь условноГлазунов не стремится к последовательной звукописиой передаче всех деталей сюжетного развития. Собственно изобразительные моменты занимают сравнительно небольшое место в музыке произведения п подчинены единому драматургическому плану развития. Композитор строит свое сочинение на противопоставлении немногих музыкально-тематических образов, в которых отражены лишь основные моменты поэтической программы. Этим определяется сжатость и компактность формы симфонической поэмы, представляющей собой сонатное Allegro с вступлением и заключением.

Для обрисовки образа Степана Разина с его дружиной Глазунов воспользовался бурлацкой песней «Эй, ухнем!». Обращение к данной теме весьма знаменательно. Известно, что песня эта впервые была записана Балакиревым в начале ЬО-х годов и включена в его «Сборник русских народных пс-

1 Неясность соотношения словесной программы с чушкой отмечал Ц. А. Кюи. писавший в рецензии на исполнение «Стеньки Разина» в Русском сим(Ьошическом концерте под управление*. Г. О Дютша 23 ноябре-1885г.: «Текст »Toi прогремим составлен нехорошо, и выполмеиа она Глаэуновыя ие совсем ясно- труде» рввобрать. где чачинастс* рассказ Княжны о своем сие» (Кюи U, А. Ивбр. статья, с. 338».

сен», изданный в 1866 году. Балакирев не случайно поместил ее в самоы конце своего сборника. По справедливому замечанию Е. В. Гиппиуса, он трактовал трудовую бурлацкую припевку в духе герценовских революционных призывов — ■«как далекие раскаты надвигающейся революционной бури, как осознание пробуждающимся русским народом своей несокрушимой силы»1. О тиком толковании ясно говорит характер балакиревской обработки с цепью массивных, тяжеловесных аккордов и гулкими басами, напоминающими удары большого колокола. Краткий народный напев приобретает в этом изложении характер монументальной мощи и величия. Впоследствии, как известно, песня «Эй, ухнем!» вошла в число массовых революционных песен и звучала во время уличных демонстраций как открытый призыв к борьбе с самодержавием. В таком плане, как песню боевого гимнического склада, воспринимал ее и Глазунов, о чем свидетельствует его обработка «Эй. ухнем!» для хора и оркестра, сделанная в 1905 году.

Между этой обработкой и использованием той же песий в анализируемом произведении имеется очевидная внутренняя связь. Она служит композитору в обоих случаях для создания образа грозной, могучей народной стихни, сметающей все преграды на своем пути. Именно такой обобщенный эпический образ находится в центре симфонической поэмы «Стенька Разин». Интонации песни «Эй. ухнем!» пронизывают все музыкальное развитие, в том или ином виде появляясь во всех разделах произведения. Во вступительном Andante мелодия песни словно постепенно возникает из густой непроглядной мглы: сначала у засур-линейных контрабасов в глухом низком регистре слышится лишь медленное движение в пределах малой терцин, lareu у виолончелей появляется тяжелое раскачивание на тернию м кварту. Так подготавливается самая тема, перная половина которой (запев) изложена широкими, крупными длительностями в мрачно-торжественной звучности тромбонов Светлым контрастом звучит припев, порученный гобою с сопровождением звонких аккордов арфы и тремолирующих скрипок в высоком регистре. Все это построение затем повторяется сдвинутое на субдоминанту с небольшими вариантами инструментовки, после чего идет непродолжительный


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">