1 «Стенька Разин» написан в 1885 г.; Вторая симфония завершена в 1886 г., но первые ее наброски возникли трекя годами ранее.

■Глебов, с. 25. Развивая свою мысль, Асафьев пишет: «Тождество или подобие осуществляется через перемещение, сравнение, подражание и соподчинение однородных и неоднородных частиц. Во всех этих принципах обработки материала видится еднпое стремление к обобществлению, которое можно наблюдать в явлении параллелизма в древнейшей восточной а в русской народной поэзии. Отсюда же проистекает пластичность и рельефность звуковых образов, их скульптурность». М. Ф. Гнесин в своем интересном очерке «Об эпическом симфонизме» характеризует метод симфонического творчества Новой русской музыкальной школы в целом как аналитический, дифференцирующий. «Мслодико-ритмические варианты темы в различных звеньях произведения.— так поясняет он сущность этого определения.— обогащая се существенными и иногда неожиданными деталями, тем сильнее дают прочувствовать основные очертания и устои темы. Окружение темы то одними, то другими гармоническими построениями всесторонне ее освещает. Разнообразие изложения вносит свою долю в истолкование темы. Моменты переноса темы в разные тональности обостряют ее восприятие... Все это —разные способы анализа темы, внедряемой в сознание» {Гнесин М. Ф. Мысли и •воспоминания о Н. А. Римском-Корсакове. М., 1956. с. 77). Думается, что эта

Характеризуя особенности построения этой симфонии, автор работы симфонизме Глазунова Энгель пишет: «В конце концов 2-ю симфонию можно бы назвать чем-то вроде грандиозных, своеобразных вариаций в сонатной форме»1. Симфония в основе своем монотематична. Одна основная тема проводится в ней через все части цикла в качестве постоянного лейтмотива, одновременно являясь источником для создания новых, самостоятельных тематических образов. Ее первое проведение во вступлении к первой части, в мощных унисонах меди с\ ответом деревянных в высоком светлом регистре, звучит как монументальная эпическая заставка, «задающая тон» всему произведению. Само строение темы, интонационно близкой мелодиям знаменного распева, в сочетании со строгой ритмической размеренностью, «истовыми» мелодическими акцентами и подчеркнутой простотой фактуры придает ей характер суровой архаики2.

Возникает образ торжественного, величавого шествия,, столь часто встречающийся в операх русских композиторов:

Очерки и исследования по истории русской музыки

характеристика в наибольшей степени соответствует особенностям глазу-иовского симфонизма.

■Энгель Ю. Д. Глазунов как симфонист.—«Русская музыкальная газета». 1907, .\? 2. стб. 64.

г Близкий по характеру н по изложению образ мы находим во вступительном разделе из финала Шестой симфонии Глазунова. Заметим, что Глазунов не сразу нашел рисунок и форму изложения характеризуемой темы. В одном из сохранившихся эскизов она дана в гармонически насыщенном многоголосном изложении в виде восходящей секвенции, в излюбленной «кучкистами» тональности ез-то11 (ГПБ, архив Глазунова, № 139). Этот набросок значительно уступает окончательному варианту в смысле рельефности и четкости музыкального образа.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">