между собой яркого контраста ритмически оживленных темах и обрамленного медленным вступлением и заключением1. Тема главной и побочной партий развиваются преимущественно в вариационном плане, с помощью различных ритмических преобразований, изменения тембровой окраски и т. п. Интересно отметить эпизоды, в которых меняется жанровый облик тем и веселые плясовые мелодии приобретают характер марша-шествия (см. партитуру, литеры L и S). Как и в балакиревской увертюре на три русские темы, сплошной ряд вариационных преобразований тем проходит через все разделы сонатной формы, и в репризе они появляются в значительно измененном виде.

Вторая увертюра на греческие темы построена аналогично Первой, но музыка ее носит более сосредоточенный, эпически-величавый характер. Это выражается в широкой распевности тем, спокойной, гармонически полнозвучной оркестровой фактуре, преобладании медленных или умеренно-сдержанных темпов. Особенно выразительно "вступительное Adagio с его проникновенной скорбно-элегической темой, подвергаемой тембровому и гармоническому варьированию2. Побочная партия основана также на мерно и неторопливо развертывающейся теме широкого мелодического дыхания, хотя в развитии ее есть некоторая доля искусственности3. Вообще, Глазунову не удалось в данном случае достигнуть

1 Для вступительного н заключительного разделов укртюры r.iasv-зунов использовал выразительную мелодию колыбельной (сб. Бурго-Дю-кудрэ. At I). Тексты песен, мелодии которых положены в основа главной и побочной партий (Si 20 и 25), шуточно любовные. Напев первой из пня носит отчетливо выраженный танцевальный характер.

1 Прекрасная по выразительности мелодия, положенная п основу вступительною раздела увертюры, мята из лирической любовной песни на тему о разлуке и вечной, неизменной любви (сб. Бурго-Дюкудрэ. N? 5).

' Материалом для побочной партии послужила грациозная, живая танцевальная песня:

Очерки и исследования по истории русской музыки

цельного незаконченного воплощения своего замысла. Увертюра страдает «кусочностью», механистичностью сопоставления отдельных эпизодов.

Среди ранних симфонических произведений Глазунова «сть еще несквлько небольших оркестровых пьес лирического или жанрово-характеристнческого плана, по своему складу близкие излюбленным музыкальным образам его сюит. Таковы изящные серенады ор. 7 и op. II, две миниатюрные пьесы ор. 14 — «Идиллия» и «Грезы о Востоке», носящие отпечаток камерности и а легкой, прозрачной манере оркестрового изложения и в самом строе своих образов.

К этой же группе сочинений примыкает Лирическая поэма, ор. 12, хотя по масштабам развития она несколько превосходит только что названные произведения. С этой пьесой связано два значительных события в творческой биографии композитора: его знакомство с Чайковским и первое выступление как дирижера. Глазунов играл ее Чайковскому в октябре 1884 года, во время его пребывания в Петербурге в связи с постановкой «Евгения Онегина» в Марикиском театре. Известно, что Чайковский весьма одобрительно отозвался •о сочинении молодого композитора н отчасти даже подсказал ему название пьесы1. 22 октября 1888 года Глазунов, впервые став за дирижерский пульт, продирижировал ее в очередном Русском симфоническом концерте.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">