остались незавершенными \ другие подвергались неоднократным переделкам и получили окончательное оформление лишь спустя несколько лет. В обилии и разнохарактерности замыслов молодого Глазунова проявились одновременно и большая интенсивность творческих исканий и еще известная незрелость, неуверенность в себе, неумение сразу с достаточной четкостью определить характер и существо творческого задания. Показательны колебания, нспытывавшнеся композитором в выборе средств оформления той или иной музыкальной идеи: произведения, задуманные для одного состава инструментов, затем перекладывались на другой состав, отдельные эпизоды или законченные части переносились в разные сочинения и т. п.

Наглядной иллюстрацией сказанного является процесс работы над Характеристической сюитой, ор. 9. Первоначальная редакция сюиты относится к 1881—1882 году, причем материал ее частично был заимствован из написанных перед тем вариаций для фортепиано2. В течение нескольких последующих лет Глазунов продолжал возвращаться к уже готовой партитуре, не ограничиваясь только шлифовкой детален, но меняя последовательность частей и вводя новые эпизоды. Этот пример подтверждает наблюдение Л. Н. Раабена, что произведения сюитного типа обычно создавались Глазуновым без определенного, строго продуманного плана и трактовались им как свободный цикл отдельных, самостоятельных миниатюр*. Порядок расположения частей сюиты для первого ее исполнения в организованной М. П. Беляевым 27 марта 188-1 года «Репетиции сочинений А. К. Глазунова», по-видимому, был установлен не самим автором, а его учителем Н. А. Римским-Корсаковым*. Этот порядок не явился, од-

1 Не была окончена, в частности. Симфония Es-dur. к сочинению которой Глазунов приступил непосредственно после завершения Первой симфонии. Сохранилась неполная рукописная партитура экспозиции первой части *ток симфонии (ГПБ. архив Глазунова. ЛЬ 105).

» См.: Бе л я • в В.. с. 30—31.

'См.: Раабен Л. Н. Камерно-инструментальные сочинения.— В кн.: Глазунов. Исследования, т. 1, с 259.

* В Рукописном отд. ГПБ имеется лист партитурной потной бумаги с заглавном «Сюита для оркестра. Соч. А. Ілазунова. 1881—1882 г.». после которого следует перечень частей, сделанный карандашом рукой II. А. Римского-Корсакова. Их порядок соответствует тому, который значится на афише «Репетиции ечнненнй А. К. Глазунова», состоявшейся 27 марта 18*4 г. (см.: Беляев В, с 72).

нако, окончательным и был изменен при подготовке произведения к печати, когда вся партитура еще раз подверглась основательному авторскому пересмотру1.

Глазунов находится здесь, как и в Первой симфонии, в общем еще целиком в сфере традиционных «кучкнетских» образов: русская «Пастораль», «Сельский танец». «Восточный танец», эпически-величавое, торжественное «Шествие» и т. д. Нетрудно обнаружить в ряде случаев и непосредственные источники отдельных музыкальных образов сюиты. Так, тема «Пасторали» напоминает своим мелодическим рисунком первую часть Симфониетты для струнного оркестра Римского-Корсакова, с которой она сходна и по общему колориту музыки. В нежных, мелодических вздохах «Элегии» явственно слышатся интонации таяния Снегурочки. Восточный танец вызывает ассоциации с первой (танцевальной) темой побочной партии из «Тамары» Балакирева, вплоть до любимой балакиревской тональности h-moll. Подобного рода аналогии можно было бы продолжить и далее.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">