О заключительном Allegro, напротив. Кюи писал: «Финал—лучшая часть симфонии. По характеру своему он однороден со скерио. Но эта бойкость, жизнь, юмор проявляются в финале в высшей степени и еще с большею силою-вдохновения»2. Действительно, финал симфонии увлекает своим стремительным движением и жизнерадостностью, создавая сочную, колоритную картину праздничного народного веселья. В основе финала короткая, острая народная мелодия шуточного танцевального склада, которая^ подвергается в дальнейшем ряду вариантных преобразований. Композитор придает ей разные, часто неожиданные повороты, проявляя при этом большое остроумие и изобретательность. В результате этих изменений возникают иногда новые мелодические построения, являющиеся производными от той же темы. Так, во втором разделе главной партии первоначальная мелодия проводится в басах (виолончели, контрабасы и тромбоны), а в верхнем голосе у флейт, кларнетов и первых скрипок одновременно появляется самостоятельный ее вариант, воспроизводящий основные интонации темы в обращенном виде:

Очерки и исследования по истории русской музыки

'Кюн Ц. А. Избр. статьи, с. 308. 2 Там эке.

Для придания теме различного характера Глазунов пользуется не только фактурными средствами, но и изменениями темпа и ладовой окраски. После первого проведения темы солирующим гобоем на фоне «волынящих» квинт кларнетов, альтов и виолончелей р1г21са1о с выдержанными звуками фагота и валторны она проходит вторично в значительно замедленном движении в массивном звучании 1и№ РИ. За третьим проведением (см. пример 9) следует эпизод, Мепо тозэо, в котором «оминоренная» тема излагается солирующим гобоем и кларнетом в виде канона в октаву, приобретая характер женственной мягкости и грации:

Очерки и исследования по истории русской музыки

Второе и третье проведения темы связаны переходным эпизодом, который также можно считать одной из вариаций. Таким образом, вся главная партия представляет собой цепь последовательных вариационных изменений одного, постоянного в своей основе тематического построения.

Вариационный принцип выдерживается композитором и в изложении побочной партии, легкая скерцозная тема которой, данная в характерной «пасторальной» инструментовке (струнные pizzicato и деревянные), имеет связь с приведенным выше обращенным вариантом главной темы:

Очерки и исследования по истории русской музыкиОчерки и исследования по истории русской музыки

Второй элемент побочной партии составляет задорная, потливая мелодия скоморошьего типа, по своему построению аналогичная предыдущим темам. Особый дразнящий характер придает ей повторяющаяся вверчу секунда гобоев:

Очерки и исследования по истории русской музыки

Эта тема варьируется далее с помощью типичных для практики народного инструментализма оживленных фигурации импровизационного характера.

Соединение сонатного н вариационного принципа встречается в ряде произведений русского классического симфонизма, которые и послужили прообразами этого финала. В их числе следует в первую очередь назвать Увертюру на три русские темы Балакирева, а также финал Второй симфонии Чайковского, как известно, очень высоко оценивавшийся в «кучкистскнх» кругах'. Методами вариационного преобразования тем Глазунов пользуется не только в экспозиции, но и


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">