Основой тематического развития в первой части Глазунов-ской симфонии служит начальный двутакт главной партии, который подвергается раличного рода вариантным преобразованиям, не нарушающим, однако, его целостной структуры. Особое значение приобретает вариант этой фразы, данный а связующей партии, где она проводится деревянными духовыми на фоне «волынящих» квинт в басу:

Очерки и исследования по истории русской музыки

В различной инструментовке и с частичными изменениями фактуры этот же вариант встречается в заключительной партии, а затем несколько раз проходит на протяжении* разработки.

Многократное варьированное проведение темы главной партии, полностью или частично, в разных тональностях н оркестровых регистрах, служит подготовкой для кульминационного ее появления во второй половине разработки, в ярко звучащем tutti, на доминантовом органном пункте (затем сменяющемся органным пунктом на тонике). В довольно обширной коде даются дальнейшие изменения той же темы, причем она приобретает здесь фанфарно-гсроический облик;

Очерки и исследования по истории русской музыки

Несмотря на красочность отдельных эпизодов, первая часть симфонии Глазунова несколько утомляет при слушании обилием механической повторности и моэанчностью сопоставления подобных друг другу законченных кусков. Этот иедостаток усугубляется «краткостью дыхания» и ритмическим однообразием темы, что становится особенно ощутимым при столь многочисленных ее повторениях. В данном отношении критика Танеева является справедливой и обоснованной.

Вторая часть —скерцо —представляет собой живую, непритязательную жанровую сценку. Ее основная мелодически размашистая тема, построенная на звуках пентатоники, напоминает веселую, стремительную деревенскую пляску. «Сельские» квинты в басу оттеняют пасторальный характер музыки. Тот же колорит сохраняется и в среднем разделе, основанном на польской народной теме. Задорно-шутливая мелодия народного танца проводится флейтой на фоне ости-«атного квинтового сопровождения кларнетов и скрипок:

Очерки и исследования по истории русской музыки

Здесь очевидно стремление композитора приблизить оркестровое изложение к звучности народных инструментов II характерной манере игры на них деревенских музыкантов. Далее тема варьируется с помощью обычных для русской музыки приемов разработки народной тематики (укажем, в частности, на «глинкинскне» проходящие хроматизмы в нижнем голосе у виолончелей).

Третья — медленная — часть по характеру может быть уподоблена мерному, сосредоточенному эпическому сказу. Однако ее основная тема довольно бесцветна, мало выразительна мелодически н не обладает достаточно определенным жанровым колоритом. Кроме того, тут более, чем в остальных частях, сказываются то однообразие и стереотипность приемов развития, за которые критиковал молодого композитора Танеев. Неизменное механическое секвенцирование и перемещение коротких отрезков темы при отсутствии ярких красочных контрастов и ровном, размеренном ритмическом движении вызывает ощущение утомительной моиогонии. Нельзя поэтому не согласиться с мнением Кюн, считавшего, что, по сравнению с другими частями симфонии, «Adagio отличается менее яркими качествами», хотя критик и не отказывал ему в красоте и выразительности1.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">