моего любимого человека, которому завидую за крепость сил. и, наконец, меня хватает лишь до 40 лет»

Эти слова не были высказаны лишь пол влиянием минутного настроения. Действительно, сорокалетний возраст оказался критическим в.творчестве композитора. Его творческая активность с этого времени заметно ослабевает. Крупнейшие музыкальные замыслы последующих лет (в частности, Девятая симфония и опера «Стенька Разин») не были осуществлены. Что же касается произведений, написанных Глазуновым после Восьмой симфонии, то они, при всех их бесспорных художественных достоинствах, все же уступают но значительности лучшим сочинениям предшествующего периода. Вряд ли можно объяснить это понижение творческого пульса только занятостью Глазунова на посту директора консерватории и отсутствием необходимого досуга.

Пониманию сущности и корней переживавшегося Глазуновым творческого кризиса помогают некоторые высказывания Римского-Корсакова тех же лет. Сознавая наступление нового этапа в развитии общественной и культурной жизни, Римский-Корсаков вместе с тем многого не понимал в этом новом и с тревогой думал о будущих судьбах искусства. «Жизнь, как политическая, так и художественная, по-видимому, начинает вступать в новый период, чуждый мне, деятелю 60—70—80—90-х годов», — писал он В. В. Ястребцеву летом 1906 года. В другой раз он с поразительной точностью определяет историческое положение той группы композиторов, которая была объединена вокруг него и возглавлялась им на рубеже XIX и XX веков: «Мне кажется, я, да и все мы, суть деятели конца XIX века и периода от освобождения крестьян до падения самодержавия». Представители новых музыкальных течений, «герои современности», — это. по словам Римского-Корсакова, «уже не наш брат —деятель 60-х, 70-х, 80-х и 90-х годов, это даже не Глазунов, а некие другие, более молодые»2.

«Властителями дум» в музыке 900-х годов становятся Рахманинов и Скрябин, которые сумели, хотя и очень своеобразно, отразить в своем творчестве бурную, накаленную атмосферу эпохи, чреватой крупными социальными сдвигами ■и потрясениями. Они нашли новые слова для воплощения •существенных сторон современной им действительности, ко-"торых не удалось найти Глазунову, несмотря на всю остроту и напряженность его исканий1. В этом основная причина тяжелых творческих переживаний Глазунова, этим же объясняется как снижение его творческой продуктивности после 1905 года, так и появление в его торчестве черт известной академической замкнутости и несвойственного вообще композитору по складу его натуры сосредоточенно-абстрактного интеллектуализма.

Трагедия Глазунова —в исторической межеумочиости его положения. Творчество его ограничено пределами сравнительно узкой исторической полосы, пролегающей между двумя периодами высокого общественного подъема, давшего -богатые и мошные стимулы развитию всех сторон культурной жизни. Переступить границу этой полосы Глазунов оказался не в состоянии. Разница в годах между ним п его младшими ■современниками — Скрябиным и Рахманиновым — совсем невелика. Он был всего на шесть лет старше одного из них и на восемь лет — другого. Первые произведения Рахманинова и Скрябина были написаны во второй половине 80-х годов, то есть несколькими годами позже ранних глазуновских опусов. А между тем в нашем представлении они являются художниками другой, новой эпохи: весь строй образов их музыки, восприятие мира, характер чувствования — вес это у них совершенно иное, чем у Глазунова.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">