С этим связан вопрос и о «догматизме» Стасова, который вменяется ему в вину Заславским. «Изменились времена И люди, — пишет он,— Стасов не изменился нисколько». Обвинения такого рода выдвигались еще при жизни Стасова, главным образом его противниками из декадентского лагеря. В период отрицания реалистической эстетики и борьбы против социально-направленного искусства, когда целью художественного творчества провозглашалось «эстетическое наслаждение» и «поэтический вымысел», Стасов упорно защищал тезис Чернышевского о том, что задача искусства — «объяснять жизнь пли быть приговором о явлениях жизни». Для декадентов эти требования казались непростительным догматизмом и косностью. С нашей точки зрения, эта твердость и стойкость убеждений является, наоборот, одним из замечательнейших качеств Стасова. При этом чрезмерная ортодоксальность, быть может, и мешала ему иногда верно оценить-некоторые новые значительные явления. Так, в борьбе с декадентством, имевшей в целом большое положительное значение, Стасов порой «перехватывал через край», огульно отвергая творчество таких выдающихся художников, как, например. Врубель. Нельзя забывать, что Стасов был человеком определенной эпохи; начав свою деятельность в середине XIX века, он не мог отрешиться от вкусов и представлений своего времени в позднейшие годы.

При всем том Стасов внимательно следил за развитием искусства, стремился подмечать н поддерживать ростки нового. В ряде случаев он сумел с большой проницательностью определить значение выдающихся литературных и художественных явлений конца XIX и начала XX века. Так. высоко оценен был Стасовым молодой Максим Горький. В 1904 году он выступил с резкой полемической статьей, направленной против Буренина, который в обычной для него манере зубоскалил и издевался над великим писателем. Отвергая всю бессмысленную и злобную клевету, возводившуюся на Горького реакционными писаками буреиннского типа, Стасов характеризовал его как «великого продолжателя великих, правдивых и национальных созданий русской литературы»1.

В музыке Стасов сумел оценить силу и глубокое своеобразие дарования Скрябина. Здесь он проявил гораздо больше чуткости и проницательности, чем. например, Кюн или Римскнй-Корсаков, относившиеся к Скрябину крайне предубежденно и скептически. Еще Третья симфония Скрябина была им встречена восторженно. Стасов отнесся к ней, как к глубоко оригинальному, яркому и значительному по идее сочинению, о чем он с горячей увлеченностью писал композитору 2.

Многие явления западноевропейской музыки конца XIX века также нашли сочувственные отклики у Стасова. Мы уже упоминали о чрезвычайно положительной оценке им Брамса. Стасов отмечал, в частности, удачное и чуткое воспроизведение композитором венгерских народных музыкальных элементов, отдавая ему в этой области предпочтение перед Листом. Не менее высоко был оценен Стасовым Григ. Его внимание привлекает новая французская музыкальная школа.

Наконец, и отношение Стасова к некоторым из композиторов прошлого становится в поздние годы гораздо более спокойным и объективным, чем раньше. Если сравнить то, что он пишет о Мсйсрбере, Шопене, Мендельсоне, Вагнере в обзоре «Искусство XIX века», с его суждениями Н0-х и 70-х годов, нельзя не заметить значительной эволюции Правда, некоторые из своих предубеждений он не смог нреч>долсть до самого конца жизни. Это помешало ему, в частности, широко и всесторонне оценить Чайковского, хотя некоторые его произведения (например. Шестую симфонию) Стасов безоговорочно признавал великими и гениальными. Характерен тот усиленный интерес, который проявлял он к Чайковскому в последние годы своей жизни, подготавливая материалы для книги о жизни и творчестве композитора.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">