К тому же самая «злоба» Стасова сильно преувеличена Д. Заславским. Большую часть некрасовского творчества-Стасов оценивал очень высоко, и эту высокую оценку он много раз высказывал печатно. Так, в статье «Двадцать пять лет русского искусства» Некрасов характеризуется как одни из учителей передовых русских художников, и стихотворений его упоминаются наряду с произведениями Шекспира, Байрона, Гейне, Гоголя как образцы «тенденциозного искусствам в высоком и благородном смысле этого слова. Более критическим было отношение Стасова к Щедрину. Однако о некоторых произведениях Щедрина (в частности, о «Губернских очерках») он отзывался также очень положительно.

Неверно и утверждение Заславского о том, что Стасов «ниспровергал» Пушкина и вообще литературную классику. Известный критицизм Стасова, может быть иногда и преувеличенный, в отношении к классическому наследству, как художественному, так и литературному, не подлежит сомнению. Но отсюда еще далеко до огульного ниспронергатель-ства.

В своей писательской деятельности Стасов твердо стоял на страже лучших классических традиций русской литературы и искусства. Нигилистическое отрицание всего прошлого всегда вызывало с его стороны резкий и категорический отпор. Когда на исходе XIX столетия подобного рода поползновения стали проявляться представителями модного декадентства, Стасов реагировал на них гневно и негодующе. В одной «з последних напечатанных при его жизни статей «Наши нынешние декаденты» он писал: «Пачкуны» могут плевать, ■если им угодно, вместе с декадентами, на то наше искусство, которое всегда брало одну и ту же ноту правды и реализма с Пушкиным, Гоголем, Тургеневым, Островским, Достоевским,— наконец, с Львом Толстым,— они могут плевать, «если это им угодно, но от этого дело ни на одну йоту не переменится, и мы, русские, все-таки останемся верными сторонниками и поклонниками того, что русский талант и гений создали великого и несокрушимого, — картин Репина, Верещагина, Вл. Маковского, Сурикова и лучших их товарищей»

Попытка Д. Заславского противопоставить Стасова демократическому направлению русской художественной мысли, связанному с именами Чернышевского и Добролюбова, оказывается совершенно несостоятельной. Решающую роль п оценке всякого деятеля играют не частичные слабости и промахи, а ведущая тенденция его мировоззрения. Уместно вспомнить в этой связи замечательные слова Энгельса: «Человек, который судит о каждом философе не по тому, что ■является непреходящим, прогрессивным в его деятельности, в по тому, что было неизбежно преходящим, реакционным, судит по системе, — такой человек лучше бы молчал»1. Демократическая тенденция являлась основной н руководящей во всей деятельности Стасова. Его исторически прогрессивное значение определяется тем, что он был крупнейшим поборником реалистических принципов Чернышевского н Добролюбова в области музыки и изобразительных искусств. Конечно, Стасов не поднимался до уровня своих учителей ни по силе и оригинальности мысли, ни по степени последовательности своих взглядов. Но он сумел твердо пронести основные их воззрения через ряд десятилетни, устояв против всех нападок, упреков, а порой и открытого глумления со стороны реакционеров и ренегатов всех мастей.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">