* «Красная новь». 1940. № И/12, с. 276.

* Балакирев М. А., Стасов В. В. Переписка, т. 1. с. 130.

(например, опера Кавоса на либретто А. Шаховского «Иван Сусанин», пьеса Н. Полового «Костромские леса»). Эта тенденция явно сквозит и в либретто глинкинскои оперы, принадлежавшем перу николаевского придворного чиновника барона Розен а. О политическом значении, придававшемся опере, открыто писал В. Ф. Одоевский, друг Глинки, хорошо осведомленный обо всем, что происходило в близких ко двору сферахСвое официальное политическое значение «Иван Сусанин» сохранял и много позднее. Вот почему у Стасова и ряда других демократических деятелей некоторые стороны либретто оперы вызывали внутренний протест. Стасов возражал не против идеи патриотизма вообще (хотя славянофилы и реакционные черносотенцы обвиняли его в этом), а лишь против ее монархического искажения. И очень важно, что он отделял гениальную музыку Глинки от политической тенденциозности либретто, внушенного «друзьями и советчиками — негодяями николаевского времени».

Д. Заславский делает Стасова ответственным за все противоречия оперы Мусоргского «Хованщина», утверждая, что он навязывал композитору идеализацию раскольничества и отрицательное отношение к прогрессивным петровским элементам. «Если бы,— пишет Д. Заславский, — Мусоргский попытался противопоставить старцу Досифею, раскольничьему вождю, какого-нибудь сторонника Петра как положительного героя, как представителя новой Руси, он рисковал бы встретить со стороны Стасова обвинение в «бесчестии», причиненном русскому искусству»2. Но дело-то в том. что по первоначальному плану, принадлежавшему Стасову, в опере должен был фигурировать сам Петр, а не только кто-нибудь из его сторонников. От этой мысли пришлось отказаться, вероятно по цензурным соображениям: появление «царствующей персоны» из дома Романовых на оперной сцене было немыслимо в то время. Не кто иной, как Стасов, писал композитору во время его работы над «Хованщиной»: «Всего у «ас до сих пор было вдоволь в опере, и народности, и истинного исторического колорита... и противоположных партий, и противоположных племен и народов, противоположных характеров и стремлений, подлых и хороших, чистых и грязных людей, серьезных и смешных — всего, всего было вдоволь, одпого только не было: элемента политического, активного, предпринимающего что-то, идущего к какой-то цели»1.

Один аргумент приберегается Д. Заславским для последнего, самого эффектного и неотразимого удара по Стасову. Это — его взаимоотношения с Бурениным. Д. Заславский старается изобразить Стасова вдохновителем и лодстрека-телем этого известного своей беспринципностью реакционного журналиста в его выступлениях против передовых деятелей русской литературы. «Он,— пишет Д. Заславский, — не без искусства направлял перо Буренина, критическое ничтожество и политическая дрянность которого в наше время не требует пояснений»2. В подтверждение Д. Заславским приводятся выдержки из писем Стасова к Буренину, опубликованные последним в 1915 году.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">