Это утверждение опровергается общеизвестными фактами. В концертах Бесплатной музыкальной школы, руководимой в 60-х годах Балакиревым, исполнялись, кроме Девятой и Пятой, и Шестая бетховенские симфонии, и увертюры «Корнолан», «Фиделио», «Леонора» № 3. Ценнейший материал для суждения о том, какую роль играл Бетховен для «Могучей кучки», дает переписка Балакирева и Стасова. В связи с бетховенской увертюрой ор. 124 Балакирев вспоминает слова Герцена о «закипающих морских волнах чреватых бурями», то есть о растущем народном недовольстве, грозящем вылиться в массовое революционное восстание. На этом письме Стасовым было надписано: «Бетховен пророк»2. Это замечание очень характерно для восприятия русскими демократами 60-х годов бетховенской музыки, которая будила в них предчувствия грядущих социальных бурь. Стасов дает однажды замечательно меткую характеристику Бетховену, называя его «Шекспиром масс». «1-я симфония, 9-я, 6-я, 5-я,— пишет он,— это все разные массы рода человеческого в разные минуты их жизни, или нужд, просьб»д.

Неверно и то, что пишет Д. Заславский об отношении •Стасова к моцартовскому «Реквиему». Именно «Реквием;» выделялся «кучкой» из числа всех остальных произведений Моцарта и признавался значительным, глубоко содержательным сочинением. Если Стасов считал, что бетховенские задачи широкого общечеловеческого масштаба были непосильны Моцарту4, то это не мешало ему относить моцартов-ский «Реквием» к числу «совершеннейших», «истинно великих» образцов европейской музыки. В статье по поводу 25-летия Бесплатной музыкальной школы критик называет «Реквием» Моцарта в ряду «созданий, к которым любовк

1 «Красная новь», 1940, X» 11/12. с. 275.

г Бала хирев М. А., Стасов В. В. Переписка, т. 1, с. 104 и 408 1 Там же. с. 170.

* Любопытно, что суждения Стасова о «Реквиеме» Моцарта совпадают с оценкой этого произведения Чайковским, который отмечал а не" «недостаток сильного, глубокого религиозного чувства» и «некоторую сухость* музыки (Чайковский П. И. Музыкальные фельетоны и заметки. М.. 1953, с. 143).

удивление, обожание у Балакирева, вместе со всеми его русскими товарищами по искусству, были безграничны»'.

Нельзя отрицать, что в суждениях «Могучей кучки» было много одностороннего и пристрастного. «Кучке» были свойственны несомненные ошибки и крайности, даже известная ограниченность взглядов, как и всякому новому художественному течению, особенно когда оно выступает под лозунгом боевого новаторства и резко порывает с традиционными эстетическими канонами. «Кучкисты» отвергали многое у Моцарта и Чайковского, целиком отрицали Россини, Верди. Чайковский в свою очередь отрицательно относился к ряду тех авторов, перед которыми преклонялась «кучка». Он ие любил Берлиоза, был холоден к Листу. Бородина и Мусоргского он никогда не понимал и не хотел признавать. История музыки дает немало примеров такой взаимной нетерпимости великих художников. Произведения Берлиоза вызвали у Россини ироническое восклицание: «Если бы это была музыка!». Берлиоз не остался в долгу у Россини, назвав его «паяцем». Заметим, что к предшественникам Бетховена Берлиоз относился нисколько не лучше, чем «кучкисты», утверждая, что симфонии Гайдна писались для того, чтобы облегчить пищеварение принцу Эстергази. Шумана приводила в недоумение музыка Листа. Вагнер не переставал травить Мейербера. Брамс в свою очередь не переносил Вагнера. Число примеров этого рода можно было бы умножить... И как это ни странно может показаться, Стасов сумел оценить, например, столь чуждого ему композитора, как Брамс, гораздо объективнее, чем Чайковский2.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
1










© 2005—2017 Sasha (Colombina) Rakhman
Организация концертов | |
  • www.myspace.com/SashaRakhman/" rel="external">
  • www.flickr.com/photos/aheshi/" rel="external">
  • vkontakte.ru/sasharakhman/" rel="external">
  • www.facebook.com/sasharakhman/" rel="external">
  • www.lastfm.ru/music/Sasha+Rakhman/" rel="external">